Воспитание, ребенка » Страница 8
Главная Ребенок от года до школы Детский сад Новорожденные
Логин:  
Пароль:
Красота Беременность и роды Ребенок до года Питание ребенка Развитие,игры Здоровье Воспитание Дом,семья О детях
Популярное на сайте
Новости
Не лишайте старшего ребенка детства

Не лишайте старшего ребенка детства

Все зависит от родителей, как ваш старший ребенок воспримет появления в семье младшего брата или сестрички. Это будет с радостью или с опаской и предупреждением. Сообщить нужно, как можно раньше, независимо кто у вас дочь или сын. Старший ребенок и
17.12.18

Заболевания детей
Носовое кровотечение у детей

Носовое кровотечение у детей

У детей нередко возникает носовое кровотечение вследствие травмы, плохой привычки ковырять в носу, а иногда без видимой причины. Ребенку с носовым кровотечением создают покой, запрещают сморкаться. Крылья носа плотно прижимают друг к другу двумя
15.12.18

Лечение простуды у детей

Лечение простуды у детей

При появлении простуды у детей, следует использовать натуральные средства, которые быстро снижают температуру, облегчают дыхание, улучшают самочувствие. При этом следует проконсультироваться с педиатром об использовании эффективных лекарственных
09.12.18

Родительская любовьИз книги «О воспитании, особенно в раннем возрасте», 1926 год Иногда считают, что любовь детей к родителям – это одна из целей, а также закономерный результат воспитания. Часто родители готовы многое простить ребенку с внутренней репликой: «Ну нас-то он любит, значит, все в общем-то в порядке». Но стоит только ребенку дать повод заподозрить себя в отсутствии любви к отцу и матери – начнется маленькая педагогическая война, где его буквально изничтожат долженствованием этой любви, и чем менее он сможет проявить эту «любовь – обязанность», тем сильнее его будут третировать, как будто детская любовь есть исключение из всех других чувств и возникает по родительскому требованию. «Родительской любви не свойственно искать взаимности», – пишет Бертран Рассел. Может показаться, что Рассел тоже злоупотребляет исключениями: как может быть любовь без желания ответного отклика, без знака, что любящий тоже любим? «Мужчина и женщина не должны требовать от своих детей того, что они получают друг от друга», – продолжает Рассел. Конечно, это не вывод из эмпирических наблюдений, а своего рода нравственный постулат, а точнее, запрет. Запрет на заведомое ожидание любви детей к родителям; запрет, который может показаться даже безнравственным: а как же пятая заповедь? Но в этом запрете зафиксирована одна очень важная вещь: любое заведомое ожидание, обращенное к ребенку, плохо уже тем, что оно – заведомое. И дело не просто в том, что бессмысленно ждать «любви по требованию»; заведомость наших ожиданий искажает, замутняет внутренние движения детской души. По сути, то, о чем пишет Рассел, можно назвать декларацией права ребенка на независимую внутреннюю жизнь, имеющую свои основания в себе же самой. Ведь именно во внутреннюю жизнь детей мы вмешиваемся, когда в той или иной форме, тонко или грубо, но даем понять, что они должны нас любить. Но настоящая, подлинная любовь, не ущемленная ничем, может произойти только из этой внутренней независимости; любовь всегда «ни почему» – ведь она есть то, что размыкает причинность. Принудить ребенка быть любящим и добрым нельзя. Можно только одно: понять, при каких условиях эти чувства возникают, и затем учитывать эти знания в ходе воспитания. Правильный, желательный вид детской любви может быть только продуктом, естественно вырастающим на почве общения с растущим человеком, а не чем-то вытребованным, вымогаемым у него. Любовь не может существовать как обязанность. Совсем, совсем бесполезно, если не вредно, сказать ребенку, что он должен любить своих родителей, братьев и сестер. Но не только нельзя приказать любить своих родителей – ничего не должно делать такого, что имело бы этот результат (ответную любовь) в качестве самоцели. Любовь родительская – высшего, наилучшего порядка – именно этим отличается от любви половой. Сущность половой любви – жажда ответного отклика. Родительской любви не свойственно искать взаимности. Нормальный родитель ощущает своего ребенка как внешнюю часть своего существа. Если у вас заболит большой палец, вы лечите его, не ожидая от него благодарности. Вы заботитесь о нем из глубоко эгоистических побуждений. Мать желает ребенку благополучия в точности так же, как она желает своего собственного, особенно когда он еще очень мал. Здесь нет самоотречения. Нет и ожидания награды в виде благодарности, любви и т.п. В любви детей к родителям есть даже свои опасности, связанные с привязанностью к одному из родителей. Взрослый, находящийся в постоянном контакте с ребенком, может занять настолько большое место в его жизни, что ребенок станет, даже до седых волос, духовным рабом. Рабство это может быть или умственным, или эмоциональным, или одновременно и тем и другим. В известной мере умственная неволя детей – всеобщее явление: очень немногие взрослые способны к мнениям и взглядам, радикально отличающимся от тех, что исповедовали их родители (за исключением случаев, когда происходит некий сдвиг в воззрениях всего общества, увлекающий их за собой). Этой формы чрезмерного влияния следует всячески избегать. Оно чрезвычайно опасно и для самого человека, и для всего нашего быстро меняющегося мира. Многие родители втайне боятся растущей независимости и самостоятельности ребенка. Ведь они лишаются при этом приятной беззащитности дитяти, его нужды в их всемогуществе, помощи, обороне и пище. Отсюда стремление продлить период беспомощности ребенка, отдалить время, когда он сможет обходиться без родительского «руководительства». Созидательную, а не разрушительную родительскую любовь дети должны воспринимать как дыхание, как нечто само собой разумеющееся и не требующее отклика. Ответное чувство со стороны ребенка будет здоровым, только если родительская ласка остается фоном ребячьей жизни, а не актами взаимного удовлетворения. Все, что родители получают в ответ на их заботы и любовь, должно восприниматься ими с благодарностью – как сюрприз, как премия, как чистая неожиданность, как теплый «летний» день ранней весной, а не как закон, не как неотъемлемая часть природы вещей. Если родительская любовь здорова и проста, то и взаимность детей всегда будет желательной по своему содержанию и проявлению. Дети обрадуются возвращению родителей и огорчатся их уходу из дома, если только они не поглощены каким-нибудь важным занятием. Они прибегнут к помощи родителей в любой своей беде и тревоге – физической или духовной. Они будут уверенными в жизни, ибо станут полагаться на родительскую защиту, – но едва ли осознанно (разве что только в минуты крайней опасности, ставящей его на грань гибели, ребенок осознает свою «родственность» с родителями, а не зависимость от них). Мне очень не хотелось бы, чтобы меня поняли так, что я предлагаю уменьшить количество любви в семье или непосредственность ее проявлений. Нет, я говорю о другом. Я имею в виду различные виды, типы любви. Влечение мужа и жены друг к другу – это одно; привязанность родителей к детям – иное, а детей к родителям – совсем не то, что первое и второе. Мы вредим детям, если смешиваем эти виды любви. Мужчина и женщина, любящие друг друга и своих детей, не обязаны сдерживать себя; они поступают, как им велит сердце. Конечно, им понадобится много ума и знаний, но они приобретут их только благодаря любви. Они не должны требовать от своих детей того, что они получают друг от друга, но если они счастливы, у них и не возникает желания требовать этого. Мы уже говорили о любви между родителями и детьми. Теперь несколько слов о симпатиях между сверстниками. Симпатию нельзя сформировать. Ее можно лишь высвободить. Существуют виды любви, отчасти коренящиеся в страхе и в надежде на освобождение от него. Такая симпатия нежелательна, хотя в ребенке и естественна. Лучший род любви – любовь равных по силе. Равенству очень идет присутствовать в любви. Но она с наибольшей вероятностью проснется там, где нет страха, а есть много радости. Страхи же легко порождают как раз ненависть. Другое препятствие к любви – зависть. Зависть можно предотвратить тоже только счастьем ребенка. Дисциплина здесь бессильна. А для счастья необходимо мужество. Поэтому воспитание обязано дать счастье и мужество, открыть артезианские колодцы любви: не на словах, на деле. Если вы велите детям быть добрыми, они легко могут стать ханжами, притворщиками, неискренними. Но если вы сделаете их счастливыми и свободными, окружите их добротой, вы обнаружите, что они и не могут не быть приветливыми, доброжелательными с каждым и что почти все окружающие будут дружественными по отношению к ним. Хорошее воспитание и не может дать большего. Ребенок так живо и глубоко воспринимает страшное, что его ужас может омрачить ему всю последующую жизнь. Будучи беззащитным, ребенок не может не испытывать ужаса, когда он впервые осознает, что на свете существует жестокость, в частности по отношению и к детям. Страшного и ужасного дети не должны знать до того индивидуально варьируемого возраста, когда они в силах взглянуть им в лицо и пересилить муку. Этот момент столкновения с миром ужасного и с ужасом мира должен прийти позже для робкого ребенка, для ребенка с особенно ярким воображением, чем для тех, кто уже приобрел и моральное здоровье, и безбоязненность. Но во всех случаях сначала необходима прочная духовная привычка к бесстрашию – благодаря ожиданию ребенком доброты, и только потом возможна встреча его с существованием жестокосердия. Трудно, очень трудно выбрать момент, в который дети могут осознать зло в мире и не погибнуть духом. Но само это осознание нужно как дыхание. Невозможно вырастать, не ведая о войнах, и погромах, и нищете, и болезнях, которые можно предотвратить, но которые не предотвращают. И это знание должно слиться в сознании ребенка с абсолютной уверенностью, что на свете нет прощения тому, кто навлекает на кого бы то ни было какое бы то ни было страдание, коего можно избежать, или даже позволяет его навлечь, или смиряется с ним. Авторизованный перевод с английского Б.М.Бим-Бада.


Позитивное воспитаниеЧто нужно ребенку? Для того чтобы помочь ребенку максимально реализовать свои способности, родители должны: воспитывать ребенка, удовлетворяя его потребность в любви и безопасности; прививать ребенку моральные ценности, способствовать полноценному развитию его личности. Это предполагает установление определенных норм поведения, в чем основополагающую роль играет личный положительный пример, подаваемый родителями. При обозначении того, что не соответствует нормам хорошего поведения, и при установлении ограничений чрезвычайно важно довести до сознания ребенка, что это делается, прежде всего, для его же безопасности и для становления его собственных жизненных ценностей; удовлетворять потребность ребенка в признании его как личности. Ребенок нуждается в повышенном внимании к себе: он хочет, чтобы его замечали, чтобы к нему прислушивались, иными словами, – чтобы его ценили как личность. Необходимо, чтобы родители проявляли интерес к повседневной жизни своих детей, выслушивали их и пытались понять их точку зрения; воспитывать самостоятельность, то есть укреплять веру ребенка в свои знания и умения, повышать способность контролировать себя и воздействовать на поведение окружающих. Для того чтобы помочь детям научиться позитивному поведению, родителям необходимо: постоянно уделять им внимание, интересоваться их отношениями со сверстниками и учебой в школе, по мере того, как дети взрослеют; помогать детям понять возможные последствия тех или иных принимаемых ими решений; поощрять особым вниманием и похвалой любые положительные моменты в поведении детей и игнорировать мелкие нежелательные проступки; быть примером для детей в поведении, проявлять уважение в общении с ними и показывать конструктивные способы разрешения конфликтов. Что нужно родителям? Все родители хотят быть хорошими мамами и папами для своих детей. А это не всегда бывает легко. Наряду с приятными и радостными моментами, выполнение родительских обязанностей может сопровождаться определенными нервными нагрузками. Поэтому родители также нуждаются в помощи специалистов, чтобы научиться преодолевать стресс, разрешать конфликтные ситуации и контролировать свои негативные эмоции. Многие папы и мамы буквально «разрываются» между работой, детьми и своими собственными родителями. Но в этой гонке нельзя упускать из внимания главное: время, посвященное ребенку, бесценно, оно пролетает быстро, его не вернешь и ничем не возместишь. Позитивное воспитание требует, чтобы родители находили больше времени, когда они могут побыть вместе с ребенком. Это особенно важно в первые годы после его рождения. Но не следует забывать, что и подростки нуждаются в том, чтобы родители уделяли им время и внимание. Кроме того, и у родителей должно быть время на то, чтобы заняться собою, чтобы побыть вместе, с друзьями и знакомыми, заняться любимым делом. Иными словами, родители нуждаются в такой политике занятости и в существовании таких детских воспитательно-образовательных учреждений, которые могли бы позволить им сочетать семейную и профессиональную жизнь. Родители могут многому научиться, делясь опытом с другими папами и мамами, со своими друзьями и членами их семей. Они могут также воспользоваться услугами учреждений, профессионально специализирующихся на оказании помощи родителям. Такая помощь может быть либо непосредственной (например, обучение навыкам воспитания ребенка), либо косвенной (например, занятия, направленные на межличностные отношения между самими родителями). При этом обращение за помощью вовсе не является признаком слабости, – это свидетельство развитого чувства ответственности. Для того чтобы эффективно выполнять свои родительские обязанности, иметь гармоничные отношения, поддерживать и направлять ребенка в процессе его развития, родители нуждаются в помощи. На государство ложится обязанность по предоставлению соответствующего материального и информационного обеспечения в распоряжение родителей и учреждений, специализирующихся на работе с детьми. Положительные результаты применения позитивного воспитания Дети начинают легче уживаться и ладить с окружающими. У них возникает меньше трудностей с поведением, нормализуется эмоциональное состояние. Детям становится легче говорить о том, что их беспокоит или пугает. Если к ребенку относиться с уважением, то он, как правило, в свою очередь будет уважать окружающих и, в частности, своих буду- щих детей. Позитивное воспитание способствует тому, что сами дети в будущем станут хорошими, «позитивными» родителями. У родителей улучшаются отношения с детьми. Они начинают больше верить в свои силы, приобретают положительный настрой, становятся последовательнее и спокойнее со своими детьми. Снижается уровень напряженности, подавленности и вспыльчивости, что сокращает риск жестокого обращения с детьми. Родители учатся находить равновесие между своими семейными и профессиональными обязанностями. Даже сокращается количество конфликтов между самими родителями. Родителям, внушающим уважение своим детям, легче воздействовать на них в нужном направлении, поощряя желательное поведение и сокращая проявления нежелательного. Для этого необходимо, чтобы родители в свою очередь признавали, что и они совершают ошибки, беря на себя ответственность за них и за сложившиеся с ребенком отношения (вместо того чтобы пытаться переложить ответственность на него). Новыми базовыми документами Совета Европы в этой области стали следующие: Рекомендация 2006 года о политике по поддержке позитивных методов воспитания детей родителями, а также работы «Позитивный подход к воспитанию детей в современной Европе» и «Различные точки зрения на позитивное и ненасильственное воспитание». В них детально рассматриваются новые методы воспитания детей и отражается общая тенденция, сложившаяся в данной области. Даже если вышеуказанные идеи и не нашли пока своего места во всех политических программах стран Европы, с некоторых пор их влияние уже проявляется в профессиональных кругах. Они постоянно завоевывают все новое пространство как в правовой области, так и на практике (в различной степени, в зависимости от конкретной страны). Оглавление: Искоренение телесных наказаний детей Телесные наказания в свете европейских норм в области прав человека Как искоренить телесные наказания? Позитивное воспитание Запрет наказаний: вопросы, ответы и ложные истины


Воспитание ребенкаСтатья опубликована в православном журнале для родителей «Виноград» (№35, май-июнь 2010). Впечатления от повседневного общения с родителями — самый первый, но, пожалуй, самый важный социальный опыт ребенка, который оказывает влияние на все его последующее развитие. Именно поэтому налаживание диалога — взаимодействия между ребенком и матерью или отцом является необходимым условием для нормального и своевременного развития ребенка. Типы воспитания Перед тем, как подойти непосредственно к теме нашего разговора, вспомним, что в педагогике выделяют четыре типа воспитания детей: диктат, гиперопека, невмешательство и сотрудничество. Каждый из них имеет свои результаты, и свои последствия в воспитании ребенка. Подумайте, какой стиль общения с ребенком приняли Вы! Диктат — это систематическое подавление взрослыми инициативы ребенка. Результатом приверженности родителей подобной тактике чаще всего является развитие в ребенке сильной реакции сопротивления, если по характеру он склонен к лидерству. Но чаще итогом такого воспитательного процесса оказывается повышенная тревожность, мнительность и неуверенность в себе. При гиперопеке родители ограждают ребенка от забот, усилий и трудностей, принимая их на себя. Результат в этом случае легко предсказуем — как правило, из такого ребенка вырастает незрелая, капризная, эгоцентричная, требовательная личность, неприспособленная к жизни. С другой стороны, задерганный с детства чрезмерной заботой, ребенок сам начинает ощущать себя бессильным в ситуации, требующей от него действия или принятия решения. А бывает и так: приближаясь к подростковому возрасту, ребенок чувствует потребность избавиться от излишней опеки, что в итоге приводит к бунту, протесту. Такой достаточно распространенный сегодня тип семейного воспитания, как невмешательство, строится на признании целесообразности независимого существования взрослых и детей. Тут ребенок предоставлен сам себе. Родители при этом полагают, что так у него развивается самостоятельность и ответственность. Конечно, совершая ошибки, ребенок вынужден сам их анализировать и исправлять, но этот метод грешит вероятностью развития в ребенке эмоциональной отчужденности, в том числе и от родителей. Не получивший нужной доли родительской заботы и ласки ребенок чувствует себя одиноким, становится недоверчивым. И, наконец, сотрудничество — такой способ построения отношений в семье, основным принципом которого становится объединение родителей и ребенка общими целями и задачами, совместной деятельностью, взаимной поддержкой во всех сферах жизни. Отправной точкой воспитания в данном случае будет слово «мы». В этом случае ребенок имеет достаточно самостоятельности, но рядом всегда находится взрослый, готовый вовремя прийти на помощь, поддержать, растолковать, успокоить. Такую семью объединяют общие ценности и интересы, семейные традиции и эмоциональная потребность друг в друге. Именно «сотрудничество» следует признать наиболее эффективным типом воспитания, благоприятно влияющим на развитие ребенка. Как мы строим диалог со своим ребенком Очень важный фактор, осложняющий отношения между детьми и родителями, — неумение родителей спокойно и уважительно по отношению к ребенку излагать свои мысли. Нередко взрослые не могут спокойно и четко объяснить ребенку, чего они от него хотят, то есть озвучить ему свои ожидания. При этом они бесконечно его ругают, привлекают посторонних людей, чтобы те внушили сыну или дочери, каким ему (или ей) надо быть. Умение правильно обсудить возникшую проблему с ребенком — это еще один важный момент педагогического искусства родителя, который строит свои отношения с ребенком по принципу сотрудничества. «Это возможно, если с раннего детства устанавливать диалог, а не монолог, — пишет митрополит Антоний Сурожский. — А если ребенок должен быть только ушами, а родители только голосом, то ничего не получается. Но если с самого раннего детства родители проявляли интерес: ты мне интересен! Каждая твоя мысль мне интересна, весь твой опыт и все движения ума и души интересны, объясни, я не понимаю... Беда с родителями в том, что они почти всегда себя ставят в такое положение: я-де понимаю, а ты не понимаешь... А если родители говорили бы (что просто правда): ”Я не понимаю, ты мне объясни”, очень многое могло бы быть объяснено. Потому что дети с готовностью объясняют, что они думают, если не ожидают, что их тут же осадят и докажут, что они неправы». Как создать хорошую основу для диалога? Прежде всего, стать спокойным и уверенным. Сегодня многие родители выглядят подавленными, потерявшими надежду, бессильными. Их поведение зачастую колеблется между властным принуждением, с помощью которого они пытаются «принять меры», и бездеятельной вседозволенностью «демократов», боящихся ограничить «свободу ребенка». Чтобы достичь спокойствия и уверенности, нужно помнить, что вы отвечаете за воспитание, и что ваш долг — передать свои жизненные принципы и ценности детям. Необходимо постараться обрести веру в себя: поймите, что любые крайности родительского воспитания (нервный крик, пассивность) происходят от неуверенности в себе, в своих родительских полномочиях, и что ваш сын (дочь) — самостоятельная личность, на которую невозможно повлиять, если утеряна доверительность отношений. Очень важно быть последовательным в отношениях с детьми. Многие думают, что добьются доверия и любви детей только если будут вести себя с ними «по-дружески». Стать для ребенка другом в какой-то степени, несомненно, хорошо, но следует понимать, что ваша «приятельская» позиция может позволять ему время от времени выходить за рамки «можно» и «нельзя» в ваших отношениях. Приятельские отношения становятся опасными в случаях, когда родитель забывает о своей роли воспитателя: ведь она держится на авторитете. Да и поведение родителя по отношению к ребенку становится в этом случае двусмысленным, нерешительным, непоследовательным, а иногда и детским (мстительность, безответственность, поведение по принципу «назло»). Твердость и последовательность — очень важные родительские качества, приносящие спокойствие, ясность мысли. Быть с детьми твердыми вовсе не означает быть грубыми. Просто человек с детства должен привыкать к тому, что в этом мире есть определенные границы и правила, с которыми нужно считаться. Как можно обучить ребенка ответственности и самостоятельности? Предлагаем Вам придерживаться некоторых простых правил: предлагайте понятные и четкие правила: «Делай так, а так не делай», постепенно перекладывая ответственность за исполнение этих правил на самого ребенка; допускайте возможность несогласия со стороны ребенка, если при этом он выражает его уважительно по отношению к родителю; не выполняйте за него дела, за которые он лично ответственен; позволяйте ребенку действовать самостоятельно, экспериментировать, но при этом не забывайте, что он должен отвечать за последствия своих решений и исправлять ошибки; помогайте ребенку раскрыть свои сильные стороны. Говоря об ошибках и слабых сторонах ребенка, важно не делать далеко идущих выводов, не оскорблять его личность. Человек и его поступок — не одно и то же! Скажите сыну (дочери) о своем недовольстве конкретным поступком, но не обобщайте поступок до личностного уровня, не переходите на оскорбление личности ребенка. Например, не называйте его тупицей за двойку, за запах пива — не пророчьте «алкоголизм». Девочку, которую впервые вечером заметили в компании мальчиков, не называйте тем словом, которым некоторые любящие мамы ругают в подобных случаях своих дочек. Старайтесь не использовать в общении с ребенком иронию и сарказм, не унижать его перед другими людьми, не рассказывать другим о его ошибках. Никогда-никогда-никогда не переходите на уровень личных оскорблений! А теперь — действуйте! Найдите наиболее благоприятное для вас и вашего сына (или дочери) время и обсудите с ним то, что волнует вас. Расскажите о своих чувствах по поводу расстроившей вас ситуации, ни в коем случае не утверждая, что именно таково положение вещей на самом деле. Когда ваш собеседник говорит — внимательно слушайте, не перебивайте, постарайтесь его понять. Главная задача подобного диалога — найти компромиссное решение, научить ребенка переходить на взаимоприемлемую позицию.


Жадность ребенкаПожалуй, никакой другой изъян детского поведения не вызывает столь ранней озабоченности родителей, как жадность. Едва малыш начинает гулять на площадке и вступать в «социальные контакты», этот недостаток обращает на себя внимание окружающих. «Другие дети спокойно игрушками делятся, а мой, как коршун, налетает, если его машинку тронут. Никакие уговоры не помогают. Прямо хоть во двор не ходи, а то стыда не оберешься! И в кого он у нас такой собственник?!» — волнуется мать. А стоящий рядом с ней двухлетка довольно сопит, не испытывая ни малейших угрызений совести, чем повергает взрослых в еще большее недоумение и тревогу. Родительские переживания вполне понятны. В нашей культуре жадность, мягко говоря, не приветствуется, считаясь одним из главных пороков. Во всей детской литературе: и в фольклоре, и в самых знаменитых авторских сказках, — эта мысль проводится красной нитью. Жадность обязательно бывает посрамлена, а во многих случаях отягощается еще и глупостью героя, из-за чего он делается всеобщим посмешищем. Вспомните «Кошкин дом» С.Я.Маршака, «Трех толстяков» Ю.Олеши. Вспомните жадного и глупого волка из русских народных сказок, алчную до нелепости старуху из "Сказки о рыбаке и рыбке" А.С.Пушкина, гадкого и одновременно жалкого Плюшкина из гоголевских «Мертвых душ»... А какое отторжение вызывает вроде бы положительный Муравей из басни Крылова! Формально он все делает и говорит правильно, но его жадность и немилосердие отталкивают детей (да и многих взрослых). Фу, какой противный! Стрекозка же из-за него погибнет! Не хочу я про него даже слышать! — возмутилась моя дочка, когда мы с ней читали эту басню. И я поняла: разговоры, что, дескать, беспечная Стрекоза сама виновата, тут не пройдут. Такие жадюги, как Муравей, реабилитации не подлежат. Сказка, конечно, ложь, да в ней намек — добрым молодцам урок. Потому так и переживают родители, чей ребенок упорно не желает усваивать урок доброты. Им не хочется, чтобы сын или дочь становились изгоями в детской среде. А это вполне реально, ведь наши дети что угодно могут простить, кроме жадности. Помню, как издевался весь мой класс над патологически жадным мальчиком Андрюшей. Бедняга трясся над немудреными школьными пожитками, как над бесценным сокровищем. Чувствовалось, что ему физически больно поделиться с другими карандашом или бутербродом. В старших классах девочки его уже за это жалели, но Андрюше вряд ли становилось легче. Смешанная с презрением жалость совсем не то чувство, которого ждешь от сверстниц в пятнадцать-шестнадцать лет... Наверное, каждый из нас, покопавшись в памяти, вспомнит подобные примеры. И все же не спешите записывать свое чадо в неисправимые жадины, если оно ревностно охраняет свои игрушки или закатывает истерику, когда кто-то отломит кусочек от его плитки шоколада. Имея большой опыт работы с детьми, могу вас уверить: жадность редко бывает неотъемлемым свойством характера. Гораздо чаще это производная от других вещей. Так сказать, красный флажок, который бессознательно выставляет ребенок, не справляющийся с теми или иными психологическими трудностями. Следовательно, задача взрослых состоит в том, чтобы грамотно их распознать и помочь преодолеть. ТРУДНОСТЬ ПЕРВАЯ: ДЕПРИВАЦИЯ Давно замечено, что у сирот, живущих в детских домах и приютах, повышенная потребность в сладком. Не потому, что у них какой-то иной обмен веществ, а потому что это утешение. Говорят же: «Подсластить пилюлю». Вот они и послащивают (разумеется, интуитивно, не вдаваясь в тонкости психологии) горькую пилюлю одиночества, нехватки родительской любви. На научном языке такая нехватка называется «депривацией», и ребенок может страдать от ее последствий не только, когда у него нет родителей. Депривацию испытывают и дети, у которых папа с мамой есть, но эмоциональная связь с ними нарушена. Например, когда ребенок вызывает у взрослых устойчивое раздражение. Или они им не занимаются, передоверив воспитание бабушке, няне, гувернантке. Тогда для детей их собственность, как конфеты для сирот, становится утешением, а подарки — суррогатом любви. Бороться с жадностью в таком случае не следует, из-за этого ребенок только сильнее невротизируется. Лучше побороться с собой, вернее, со своим неприятием ребенка. И детская жадность при потеплении семейного климата исчезнет, как талый снег под лучами солнца. ТРУДНОСТЬ ВТОРАЯ: РЕВНОСТЬ Очень часто ребенок становится жадным, когда в семье появляется малыш. Причем не сразу, а спустя полтора-два года, когда младший обретает свободу передвижений по квартире и начинает проявлять характер. Поэтому взрослые совсем не обязательно понимают причины этого «пожаднения». Им кажется, что оно возрастное. А некоторые поначалу даже не считают проявлением жадности то, что старший ребенок не подпускает младшего к своим куклам или конструктору. Такое поведение кажется им вполне логичным, ведь маленький может сломать хорошую, дорогую игрушку. Так что они даже невольно подкрепляют детскую жадность. И лишь когда малыш начинает бунтовать, а старший упорно не желает "поступаться принципами", родители спохватываются. Однако и в этом случае нужно «зреть в корень» и бороться не столько с жадностью, сколько с ревностью. ТРУДНОСТЬ ТРЕТЬЯ: НЕУТОЛЕННАЯ ЖАЖДА ЛИДЕРСТВА На первый взгляд, абсурд. Разве можно претендовать на лидерство, если ты не умеешь с людьми сотрудничать, договариваться и даже поделиться какой-то ерундой не в состоянии? Однако многие амбициозные дети (в основном, дошкольники) представляют себе лидерство именно так: главный — этот тот, вокруг кого все прыгают, все ему делают и дают, а он никому ничего не должен и только повелевает. Поэтому жадность придает им (разумеется, лишь в их собственных глазах!) значимости. Не умея взглянуть на себя со стороны, они не понимают, насколько карикатурно такое поведение. Приведу характерный пример. Четырехлетний Митя изо всех своих маленьких сил старался командовать родными. И они обреченно этому подчинялись. "Дайте ему, что он хочет, только пусть прекратит орать", — таков был девиз взрослых на протяжении первых трех лет его жизни, и Митя твердо усвоил сие нехитрое правило. По мере взросления ему захотелось распространить свою власть и вне семейного круга. Но проявлял он эти амбиции своеобразно. "С ним стыдно ходить в гости, — жаловалась мать. — На чужом дне рождения тут же сгребает подарки, крича: «Моё!» Подступиться нельзя: будет рев и драка, невзирая на лица. Митя даже у любимой бабушки затеял скандал, заявив, что я не имею права ей ничего дарить, все должно принадлежать только ему. Хотя бывают и приступы невиданной щедрости, когда Митя готов отдать последнее. Но это абсолютно непредсказуемо". Однако дальнейшие наблюдения за ребенком показали, что никакой непредсказуемости в его поведении не было. Когда психолог помог Мите выйти из роли домашнего тирана, а также, учитывая лидерские наклонности мальчика, уговорил родителей предоставлять ребенку больше возможности проявить себя с положительной стороны (в частности, бурно хвалить его за доброту и благородство), "приступы щедрости" стали для Мити нормой. ТРУДНОСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ: ДЕМОНСТРАТИВНОСТЬ НА ФОНЕ ЗАСТЕНЧИВОСТИ Семилетний Костик повергал родных в недоумение своей противоречивостью. Болезненно застенчивый, он боялся зайти в класс и сесть за парту. А с другой стороны, не стеснялся на уроках мяукать и ползать по полу прямо перед носом у учительницы. Так же странно обстояли дела и с проявлением доброты. Он вообще-то добрый, очень добрый! — растерянно лепетала мать. — Если его конфетой угостят, непременно половинку для меня оставит. Если я что-то вкусное приготовлю, всегда спрашивает: «А папе хватит?» И для друзей ничего не жалеет. А вот с незнакомыми или малознакомыми — беда! У нас прямо в школьном дворе есть песочница, так он ее оккупирует и никого близко не подпускает. До истерики может дойти. Потом немного успокоится и, конечно, пустит, но дети с ним уже играть не хотят, называют жадиной. А я знаю, что он не жадный. Это что-то другое... И действительно, дело тут не в жадности, а в истерической демонстративности. Когда ребенок с тонкой психикой обуреваем жаждой привлекать к себе внимание, он от волнения порой теряет голову и вытворяет нечто несусветное. А потом и сам не понимает, почему он так себя вел. И даже толком не помнит, что говорил и делал. Все тонет, как в тумане. У таких детей важно, с одной стороны, повышать устойчивость к стрессорным факторам. А с другой, в безобидной, завуалированной, метафорической форме показывать им нелепость демонстративного поведения. В том числе, и демонстративной жадности. Например, выдумывать смешные истории про таких ребят или зверюшек. Особенно полезно проигрывать подобные ситуации в куклах или, как говорят актеры, «в живом плане», обязательно заканчивая их правильной моделью поведения. Тогда она постепенно перейдет в навык, и в стрессовой ситуации ребенок уже не растеряется, а будет действовать в привычном русле. ТРУДНОСТЬ ПЯТАЯ: НЕТРАДИЦИОННОЕ ВОСПИТАНИЕ Васин отец сосредоточился на работе, полностью доверив жене воспитание сына. Но коллизия, возникшая этим летом, заставила его задуматься над правильностью своего выбора. Дело было так. После отпуска они затеяли ремонт и, расплачиваясь с мастерами, сели на мель. До получки, правда, оставалась, всего пара дней, но их нужно было прожить, а в доме — шаром покати. Причем обнаружилось это вечером, когда у отца прорезался аппетит. А ни сил, ни желания бегать по друзьям и соседям, одалживая деньги, не было. Да зачем куда-то идти? Возьми у Васи, у него полная копилка, — предложила жена. — Ему и на день рождения денег надарили, и на окончание первого класса. На юге он свои не особенно тратил, он ведь у нас экономный. Так что до зарплаты хватит. Папа обрадовался, но радость была недолгой. Недовольная гримаса, появившаяся на лице сына, не предвещала счастливой развязки. Впрочем, потом Вася смилостивился и кивнул: Ладно, бери. Только отдашь с процентами. И судя по всему, так и не понял, что шокировало папу. Ведь банки, работой которых в последнее время интересовался мальчик (а мама поощряла этот интерес, считая экономическое образование очень перспективным), ссужают деньги под проценты. И никто этим не возмущается. Да и в западных мультиках, которые Вася любил смотреть, такое поведение нормально. И многие компьютерные игры, и любимая Васина настольная игра «Монополия» учили тому же самому. В «Монополию», правда, ему играть было трудновато, таблицу умножения он пока не освоил, но мама помогала считать нарисованные купюры и проворачивать (пока еще понарошке) выгодные финансовые операции... Да у них в школе все такие! Старшеклассники даже списывать дают за деньги. Это у них называется бизнесом, — попыталась заступиться за Васю мама, но побагровевший папа гаркнул, что жлобов ему и без Васи хватает и он не потерпит, чтобы собственный сын "ставил его на счетчик". Мама поняла, что лучше не продолжать. Так ростовщическая карьера Васи закончилась, толком не успев начаться. Когда подобные казусы происходят (а они сейчас происходят чаще, чем хотелось бы) с детьми младшего возраста, взрослых это забавляет, поскольку сопровождается милыми детскими ужимками и выглядит анекдотично. А многие даже втайне умиляются: дескать, головастый парнишка, такой в нашем мире не пропадет. Но усвоенные в детстве модели поведения прочно застревают в подсознании. И когда родители спохватываются — обычно в тех случаях, если бумеранг возвращается, попадая в них самих — ребенка уже бывает трудно перенастроить. Так что не усердствуйте в приобщении дошкольников и младших школьников к «рыночной экономике». Они могут воспринять все буквально и начнут жадничать. БЫВАЕТ ЛИ "ЖАДНЫЙ ХАРАКТЕР"? По моим наблюдениям, гораздо реже, чем кажется. По крайней мере, почти во всех известных мне случаях при устранении травмирующих факторов одновременно устранялась и "патологическая жадность", на которую дружно жаловались родители. Но, конечно, люди бывают разные, и различие характеров проявляется рано. Одни дети все готовы раздать, другие гораздо больше привязываются к вещам, любят что-то собирать, коллекционировать. Скажем, при эпилептоидном складе личности эта черта бывает достаточно ярко выражена. А к старости даже может перерасти в скупость. Страстными коллекционерами бывают и педанты (психиатры называют их еще «ананкастами»). Однако даже в тех случаях, когда ребенок по складу своего характера предрасположен к накопительству, он совсем не обязательно вырастет жадиной. Если с детства настраивать его "на добрую волну", но при этом не требовать невозможного, понимая, что натура у него не широкая, не особенно щедрая, то ребенок может стать бережливым. А это (особенно учитывая современные «условия хозяйствования») согласитесь, вовсе не плохо.




Здоровье моих детей © 2014 Все права защищены. Powered by Здоровье моих детей


Яндекс.Метрика