Главная Ребенок от года до школы Детский сад Новорожденные
Логин:  
Пароль:
Красота Беременность и роды Ребенок до года Питание ребенка Развитие,игры Здоровье Воспитание Дом,семья О детях
Популярное на сайте
Заболевания детей
Частая ангина у ребенка

Частая ангина у ребенка

Ангина - это инфекционное заболевание, при котором воспалительным изменениям подвергаются небные миндалины. Есть еще одно название у ангины — острый. Ангина — очень тяжелое заболевание всего организма, и чревата она серьезными
14.11.19

Острый бронхит у детей. Лечение острого бронхита у детей

Острый бронхит у детей. Лечение острого бронхита у детей

  Бронхит — это воспалительное заболевание бронхов, при котором в процесс вовлекается преимущественно их слизистая оболочка. При тяжелой форме бронхита характерно охватывание воспалительным процессом всей стенки бронха, не исключая мышц и
05.11.19

Представители современной молодежи нередко засиживаются за компьютером допоздна и затем пытаются наверстать недостаток сна днем. Для таких людей нужен необычный режим, чтобы свести полностью на нет негативное влияние такого образа жизни. Попытаться доспать за бессонную ночь - дело неэффективное. Дневной сон принято считать коротким, да и зачастую от него бывают головные боли, так как просыпаться после обеда, как было установлено учеными, очень вредно для головного мозга. И заменить ночной сон ничто не может. Поэтому ни для кого не секрет, что недосып начинает накапливаться, несмотря на какие-либо усилия его восполнить днем. Специалистам удалось установить, что те, кому приходится работать по ночам, недосыпают в среднем по 6 - 8 часов в неделю. И в результате их иммунитет начинает с немалой скоростью слабеть, задается темп быстрого старения организма, могут возникать также провалы в памяти. Не стоит недооценивать важность необходимого количества ночного сна, именно это время отведено для нормального восстановления организма, заметили ученые.


Экзамен

18.06.19 | Раздел: Школа
Экзамен- Доктор, - сказала мне 40-летняя пациентка, мне часто снится кошмарный сон, что я сдаю экзамен в школе. Я просы­паюсь просто в холодном поту... Прошло уже более 20 лет, как эта женщина сдала свой пос­ледний экзамен. Уже собственные дети закончили школу, а вот ведь наказание какое-то... Среди нескольких тысяч моих па­циентов с самыми различными нервно-психическими расстройства­ми нет практически никого, кому бы несколько раз в жизни в довольно-таки зрелом возрасте не снились такого рода сны. Это указывает на то, что процедура прохождения экзамена в школе, училище и даже институте является мощным стрессовым психоло­гическим фактором. Который у очень многих людей оставляет яр­кий эмоциональный след в памяти, запечатлеваясь на уровне подсознания, заставляя нас вновь ощущать определенное волне­ние от одной мысли, что нам предстоит еще когда-то что-то сдавать. С одним моим коллегой произошла весьма интересная исто­рия. Будучи уже врачом, он зашел к другу в пединститут. Возле нужного ему кабинета стояла группа студентов, ожидающих экза­мена и сильно волнующихся по этому поводу. Через 20 минут он вдруг ощутил, что его также охватило сильное волнение, реальной причины которому абсолютно не было. На самом деле ему передался настрой этих студентов... Коллега был одновре­менно удивлен и заинтригован. Можно вспомнить массу самых забавных случаев, происходя­щих во время экзаменов. Но трудно назвать забавными те момен­ты, когда школьники или студенты (абитуриенты) от чрезмерного эмоционального напряжения падали в обморок, испытывали прис­тупы различных болевых ощущений в сердце, желудке и т.д. В отдельных случаях дело доходило даже до истерик, и не только с девушками. Если же взглянуть на экзамен, а точнее на экзаменацион­ный период (подготовка, сдача, отдых - и опять по второму, пятому кругу) с точки зрения психиатра, то ситуация приобре­тет гораздо более драматичный характер. В нашей стране защи­щено несколько диссертаций о нервно-психических заболеваниях у школьников и студентов, возникающих в результате сдачи эк­заменов. К этому могу добавить несколько десятков случаев за­болеваний шизофренией у студентов самых различных училищ и вузов, с которыми мне пришлось столкнуться за 1998 год (большинство из них возникло в экзаменационный период или после него). Почему же дело обстоит столь серьезно, в чем истинная подоплека этих грандиозных стрессов и жизненных драм? Что такое экзамен? На этот вопрос учителя и ученики от­ветят, что это проверка знаний школьника. Да, это верно, но не совсем... Экзамен - это отчасти лотерея. Экзаменаторы по­чему-то убеждены, что если ученик (студент) хорошо знает их предмет, то всегда хорошо и ответит. Как психолог я не могу с этим согласиться. Во-первых, существует целая система дискре­дитации выставления итоговой оценки в аттестат зрелости. Она заключает в том, что если школьник на экзамене получает оцен­ку выше своей годовой, то в итоге ему выставляется лишь годо­вая, а если ниже, то экзаменационная. И только при совпадении этих двух цифр в аттестат проставляется аналогичная оценка. Понимание этого момента во многом деморализует школьника ­ведь что толку стараться готовиться к экзаменам, если оценку выше годовой все равно не поставят. Уверенный в себе ученик понимает, что уж свою родную оценку он в любом случае полу­чит, так, значит, чего особенно стараться. А вот не очень уверенный беспокоится о том, чтобы не утратить свой имидж (сдача большинства экзаменов в 9 классе никак не влияет на аттестат о среднем образовании). Нельзя забывать и о ярлыках "троечник", "хорошист", "отличник", ставших "второй натурой" каждого школьника. По-человечески более справедливым и психологически более адекватным было бы иное отношение к экзаменационной оценке: если получишь выше годовой - ставится более высокая, а если получишь ниже на 1 балл, то ставится годовая. Безусловно, это не универсальный выход, и он требует дифференцированного подхода. Но в любом случае, это создало бы для школьника более спокойное отношение (не путать с безот­ветственным) к экзамену, который бы стал только интеллек­туальным соревнованием, а не грозным психологическим или пси­хическим стрессом с бессонницей, слезами, постоянным внутрен­ним напряжением уже на стадии подготовки. Огромную роль играет и то, как учителя и родители учени­ка настраивают его к экзамену. Чаще всего и те, и другие за­дают одновременно две совершенно противоположные по сути за­дачи. Первая - отнестись с максимальной серьезностью к экза­мену как весьма ответственному и значительному событию в жиз­ни. Иначе говоря, чтобы посильнее переживали уже от одной мысли, что предстоит экзамен. Вторая - получить как можно бо­лее высокую оценку. Прямо или косвенно при этом говорится, что в зависимости от конкретной оценки, полученной школьни­ком, будет строиться и отношение к его личности в целом со стороны и одних, и других. Между тем, если одному дать в руки пудовую гирю, другому две, а третий будет налегке, то заведомо ясно, что их ре­зультаты по бегу на дистанцию будут совершенно различными. Школьники чаще всего находятся именно в таких обстоятельствах, только вот эти злополучные "гири" никто (ни учителя, ни родители, ни все остальные) не желает учитывать. Вот и получается, что при внешнем равенстве на самом деле школьники поставлены в принципиально разные качественно усло­вия. Почему? Да потому, что даже при общем взгляде на ребят, не будучи сверхквалифицированным психологом, можно увидеть, что есть сангвиники и холерики, умственные процессы которых по сравнению с флегматиками и меланхоликами протекают гораздо быстрее (в 2 - 5 раз). Но и при частичной неудаче отчаяние и растерянность у них могут возникнуть также намного быстрее... Нельзя забывать и об определенных физических факторах - недавно перенесенная простуда, недосып, длительное психологи­ческое и умственное переутомление, недостаточно хороший завтрак перед экзаменом (некоторые почему-то любят ходить на экзамен на голодный желудок). Наконец, школьник может стать свидетелем ссоры между родителями, которую никакими экзамена­ми не запланируешь... Далеко не каждый взрослый, имея ум и выдержку, жизненный опыт и еще много других достоинств и по­лезных качеств, смог бы в такой ситуации сохранить свою преж­нюю работоспособность. Для обуздания излишнего волнения можно посоветовать при­нимать успокаивающие настойки из трав: пустырник, валериана, боярышник, пион, пассифлора, ново-пассит. Если травы завари­ваются самостоятельно, то из расчета одна столовая ложка су­хого вещества на стакан воды. Настойки принимаются в дозе от 20 капель до чайной ложки, а отвары и настои - по 1\3 стакана в зависимости от индивидуальной чувствительности и степени невротизации школьника 2-3 раза в день после еды за 2 недели до экзаменов и в дальнейшем по состоянию еще 2-3 недели. Если недельный прием настоек или отваров не вызвал совершенно ни­какого положительного эффекта, то лучше обратиться к врачу. Принимать лекарства только накануне или перед самым экзаме­ном, особенно те, к которым неизвестна чувствительность орга­низма подростка, не рекомендуется, так как это может вызвать у него сонливость, рассеянность или заторможенность. Ущерб здоровью учеников и студентов наносит не сам экза­мен, как таковой, а система взглядов и представлений о нем, преобладающих у экзаменаторов, экзаменующихся и их родных; методика преподавания предмета в течение года, степень слож­ности или конфликтности отношений между конкретным учеником и учителем, психологическая обстановка вокруг экзамена до не­го, во время него и после него. Отрочество и юность - пора, когда самоутверждение - это одна из самых главных задач подростка, И поэтому естественно его желание завоевать максимальный авторитет и уважение в глазах своих родных (в первую очередь, конечно, родителей). Взрослые (и родители, и учителя) вспоминают свою юность с вы­соты жизненного опыта. И свои прежние переживания от этого кажутся им какими-то несерьезными и второстепенными, никак не влияющими на их жизнь тогда, а уж тем более сейчас. Это приводит нередко к весьма легкомысленному отношению с их сто­роны к переживаниям школьника (студента), связанным с экзаме­нами. У них возникает искаженная субъективная оценка всей си­туации в целом, а отсюда и неадекватное, формально обезличенное отношение к конкретному ученику. Чаще всего это выражает­ся в нагнетании ненужных страстей или в скептическо-ироничном отношении к подростку и его будущим успехам, или полном без­различии вообще и в частности. Так что хочется посоветовать родителям не создавать лишнего ажиотажа у детей перед экзаменами, особенно если ваш ребенок и так тревожно-мнительный, эмоциональный и впечатли­тельный, неуверенный в себе. Таких детей лучше настраивать на умеренный уровень притязаний и ни в коем случае не ставить в зависимость от оценок свое отношение к ним. Наоборот, в слу­чае получения оценки более низкой, чем ожидалось, лучше успо­коить и ободрить, проявить понимание и сочувствие. Перед эк­заменом неплохо внушить веру в его силы и способности, под­держать эти чувства в нем самом. Для улучшения умственных процессов можно посоветовать прием ноотропных препаратов: ноотропил, пирацетам, пиридитол, аминалон по 1 таблетке утром и в обед после еды за 7-10 дней до экзаменов и во время них. Тем, кто относится к "совам", лучше заниматься во вторую половину дня, "жаворонкам" - в первую. Сон должен быть не менее 8-9 часов. После 1 часа за­нятий следует 15-20 минут отдохнуть. Общая продолжительность занятий может быть 6-8 часов. Минимум час в день проводить на свежем воздухе. При пониженном артериальном давлении, вызы­вающем слабость, утомляемость, вялость можно принимать тони­зирующие настойки: элеутерококк, женьшень, аралию, пантокрин, лимонник, левзею, заманиху по 30 капель утром и в обед до еды. Никто из учителей почему-то не думает о том, в каких ус­ловиях школьник готовился к экзаменам. Насколько физически и психологически они были благоприятными для подростка в этот период, не говоря уже о том, как вообще относятся в семье к подростку, причем как все, так и по отдельности. Это бабушки и дедушки со старческими психологическими и психическими особенностями, отчимы и мачехи с достаточно конкретной пози­цией в отношениях с пасынком, старшие братья и сестры, подав­ляющие своим возрастным авторитетом и физической силой, и младшие, создающие порой дискомфорт своими бесконечными фан­тазиями даже отдыхающему человеку. Учителям можно было бы создать психологически благоп­риятную обстановку не только во время экзамена, но и до него. Во время экзамена как-то проявить участие к школьникам, неко­торым дать советы и рекомендации как лучше сосредоточиться или вспомнить, провести логическую линию рассуждения, напом­нить те или иные аспекты, осветить которые забыл от волнения экзаменующийся. Иногда даже доброжелательной и уважительной интонации в голосе учителя или второстепенной подсказки дос­таточно для достижения учеником максимального успеха в реше­нии контрольной работы и в устном ответе. Можно провести среди учеников и учителей мини-опрос: 1) в какой минимальной оценке на экзамене вы уверены; 2)какая оценка может быть наиболее вероятной; 3)какую бы вы хотели получить (поставить с учетом успеваемости в течение года). Результаты представляли бы ценность для понимания ситуации и учителем, и директором, способствовали бы отчасти более объективной оценке знаний каждого школьника в ходе экзамена. И вообще поменьше формализма. В ряде случаев, когда ответ "тянет" на 3,5 или 4,5 балла, желательно учитывать трудо­любие и старание ученика в течение года, его психологические особенности поведения в сложной ситуации, специфику семейной обстановки и другие "смягчающие" факторы. Не стоит учителям отождествлять себя с казарменной старшиной, который требует делать все по уставу. Злорадная категоричность и максимализм при выставлении низких оценок не только не принесут никому пользы, но могут оставить пожизненный след, как в душе школьника, так и в его психике. Есть, конечно, отъявленные лодыри, лентяи и бездельники, но чаще всего за внешней брава­дой скрывается тайная душевная боль и страдание подростка (а может и та или иная психическая патология). И если вы выясни­те истинную причину такого явления, то рука, выставляющая оценку, не будет предельно безжалостной и непримиримой. Победа взрослого над подростком не есть в большинстве случаев предмет особой доблести. Лучше (с позиции психолога и психиатра) не вставать "в позу" прокурора, выносящего "ка­рающее и справедливое" решение, а быть великодушным и снисхо­дительным. И природа обязательно воздаст вам сторицей за вашу доброту.


Разговор о математике и не толькоДумаем. Размышляем. Делаем выводы Математическая составляющая профессии, безусловно, сыграла в формировании моего взгляда на школьное образование свою, мне кажется, положительную, роль. А знание «внутренних» особенностей профессии учителя позволяет представить общую картину наиболее полно. К тому же, я постоянно «помогаю по математике» детям разных возрастов, способностей и подготовки из семей моих многочисленных знакомых. Но, в общем, все мои наблюдения сводятся к очень невеселым мыслям по поводу состояния образования в средней школе. Эти мысли постоянно находят подтверждение в разговорах с друзьями и коллегами. В частности, мне известна весьма печальная статистика результатов решения задач окружного тура школьной математической олимпиады школьниками Москвы. А на олимпиаду, как известно, посылают лучших учеников. И нельзя сказать, что задачи стали сложнее, скорее, наоборот. Причем особенно интересно, что в олимпиаде 2008-09 учебного года именно с задачами «школьного» характера дело обстояло хуже, нежели с задачами, которых в школе «не проходили». Почему многим детям не нравится математика К счастью, многих современных родителей волнуют вопросы: почему для поступления в институт необходимы занятия с репетиторами? Почему в школе так тяжело «идет» математика? Почему математика так не нравится многим детям? Почему так усложнились программы по математике? На последний вопрос ответить сравнительно легко, потому что ответ будет таким: школьные программы по математике не усложнились, а упростились. Чтобы в этом убедиться, достаточно сравнить систему задач из прежних классических советских учебников Киселева и задачника Рыбкина по геометрии или задачника Ларичева по алгебре с задачами из нынешних школьных учебников или дидактических материалов, используемых в массовой школе. Почему же детям так трудно разобраться в математике? Именно потому, что вот на это самое «разобраться» времени-то на школьных уроках и не отводится и цели такой перед учениками (и учителями) не ставится! А как может нравиться бессмысленная, непонятная, да при этом обязательная деятельность? Приобретение культуры мышления Занятия математикой не должны являться занятиями с числами и формулами. Это, прежде всего, занятия с собственными способностями к рассуждению и размышлению, воспитывающие культуру этих самых размышлений и рассуждений; это, если угодно, занятия этикетом мыслительной деятельности. Как поведение может быть организованным или нет, приличным или неприличным, так и мыслительная деятельность может быть ясной или безалаберной, культурной или бескультурной. Занятия математикой — это, прежде всего, формирование культуры мышления. И они, как часть общечеловеческой культуры, не могут существовать отдельно от нее. То есть, конечно, человек может, допустим, считая себя «вполне культурным», позволить себе выбросить мусор под куст в лесу. Или бросить обертку мимо помойки, или зайти в комнату с чисто вымытым полом, не вытерев ног о тряпку. Но это означает просто-напросто лишь то, что ему не хватает этой самой культуры (будь он самым что ни на есть распрекрасным математиком). А может наоборот, содержать себя «в полном порядке», но не уметь связать двух слов, или, что еще хуже, осмысленно сделать какой-нибудь вывод из собственного же опыта. А еще бывает «культура» напоказ и культура внутренняя, глубоко прочувствованная; красующаяся культура-тщеславие и незаметная культура-скромность. Так, ученик может учиться — и притом успешно! — исключительно ради выгод: сначала ради оценок, похвалы окружающих, ради ЕГЭ; затем ради материального благополучия или возможности возвыситься над прочими. В этом случае без культуры мышления можно обойтись легко. Или же он может учиться ради интереса, ради воспитания себя (выраженного в стремлении становиться лучше), а затем — ради ответа на вопрос о смысле собственной жизни. И вот тут-то без культуры мышления не обойтись никак. Иначе выводы будут ошибочными, а улучшение себя окажется раздуванием гордыни. Короче говоря, стремление стать культурным человеком понимается нами как стремление приобрести в конце концов культуру духовную, а жизнь свою сделать оСМЫСЛенной. Почему же занятия математикой могут помочь в достижении этих целей? Именно потому, что они являются наилучшим упражнением для приобретения культуры мыслительной деятельности, не отягощенным «мусорной», с точки зрения приемов этой деятельности, информацией. По словам замечательного математика и известного педагога, автора школьных учебников и задачников И.Ф. Шарыгина, математика — экологически чистая пища для размышлений. Приемы мыслительной деятельности, отрабатываемые с помощью математических упражнений, являются основой для грамотных размышлений по какому угодно поводу. Но также необходимо отдавать себе отчет в том, что занятия математикой при неправильном к ним подходе из очень полезной деятельности могут превратиться в деятельность, убийственную для интеллекта ребенка, как это и произошло в средней школе. Самым вредным для развития интеллекта ребенка предметом в школе стала именно математика в том виде, в котором она преподносится в настоящее время в подавляющем большинстве случаев. Из этого правила, безусловно, есть исключения: школы, где ситуация с математикой иная. Но такие школы — в основном специализированные и составляют очень малую долю среди всех школ. Ситуация настолько плачевна, что ученика легче «реанимировать», если он вообще не занимался математикой, чем если он хоть как-то старался соответствовать школьным требованиям. Если же он ПРИНЯЛ школьные «правила игры» в изучении математики, «реанимацию» можно считать практически невозможной. Поясню. В школе учителя поставлены своим начальством (а начальство — его начальством) в такие условия, что им НА НЕСКОЛЬКО ПОРЯДКОВ сложнее обучать детей разумному подходу к математике, нежели организовать примитивное запоминание фактов и приемов, без осмысления учениками собственной деятельности. Поэтому самый распространенный ответ ребенка на вопрос «Почему ты так сделал?» — «Нас так учили». Впрочем, и сами учителя уже настолько привыкли к данному положению вещей, что мало осталось таких, которые могут учить по-другому. О том, как это получилось — разговор особый. Все, как обычно бывает в таких случаях, произошло как бы «само собой». Но не будем здесь вести этот грустный рассказ, а призовем подумать, как можно попробовать избежать дурного влияния школьной математики на ребенка средствами, доступными мыслящим и ответственным родителям. Основной задачей родителей в этом случае является организация осмысливания их детьми того материала, который дети «проходят» в школе. И начинать надо с начала, то есть с материала начальной школы. Дело в том, что после начальной школы мышление детей чаще всего предельно «алгоритмизовано», то есть, приспособлено к действию по алгоритму. И одновременно свободно от собственных мыслей по поводу своей же деятельности. Ответственность за эту деятельность полностью переложена на алгоритм. Это, безусловно, сопряжено со способами обучения младших школьников. Их ответы на вопрос «Почему?», заданный по поводу решения какой-нибудь задачи или примера, в основном сводятся к следующим: «так учили», «так надо», «так всегда делали», «таково правило». Поэтому и в старшей школе, если правил не хватает — например, перед учениками поставлена какая-либо проблемная ситуация, — они тут же выдумываются детьми, причем вопрос о правильности, по привычке, не стоит, главное, чтобы они выглядели похожими на какие-нибудь уже известные школьникам правила. Это следствие потребности детей на что-то опереться, что само по себе замечательно. Но отсутствие у них собственного мышления, собственной ответственности делает ситуацию удручающей. Что могут родители Итак, дети не приучены к главному: задумываться над тем, что они пишут, что делают. И, наоборот, хорошо приучены «решать», не задумываясь, «на автомате». Обусловлено это, в частности тем, что основную свою методическую задачу учителя начальной школы чаще всего видят в тщательной отработке навыков воспроизведения всего, чего угодно, основанных, по сути, на вырабатывании у детей условных рефлексов. И если при отработке почерка, выучивании букв и цифр это необходимо, то при развитии навыка чтения с одновременным пониманием прочитанного, навыка счета, в том числе запоминания таблицы умножения, эта методика приводит к катастрофическим для дальнейшего образования последствиям. Именно поэтому слишком многие дети сильно затрудняются в понимании текста, а значит, в осмыслении написанного, что ведет к снижению или почти полной потере способностей анализировать что-либо и делать какие-либо самостоятельные выводы. Отсюда — трудности при пересказе относительно длинных или даже совсем коротких текстов. (Кстати, отсюда же возникают не только учебные трудности, но и чисто человеческие: инфантильность мышления и, соответственно, поведения многих современных подростков, характеризующиеся практически полной безответственностью). Решения математических задач просто выучиваются наизусть, вплоть до совпадения отдельных слов. Творческая литературная деятельность представляется делом совершенно безнадежным. Сочинения в старших классах практически не пишутся, а изложения вызывают огромные трудности: язык школьников чаще всего беден и примитивен, состоит из штампов-формул. Ну и, конечно, масла в огонь подливает «масскульт», особенно «звездное» и рекламное «творчество» недавних школьников. На мой взгляд, такое положение поддерживается и культивируется с простой и, думаю, главной целью: формирования рынка всеядных потребителей. Обратимся к корням — методам обучения наших детей. Итак, главным нежелательным эффектом обучения, основанном на запоминании и отработке применения правил и формул, является неумение действовать и мыслить ответственно, постоянная потребность в готовых рецептах, смысл которых сознавать не требуется и даже возбраняется, так как это снижает скорость изложения материала и «качество» написания отрепетированных «контрольных» работ. Так научено не одно поколение учеников, в том числе и подавляющее большинство сегодняшних учителей, которые, часто не сознавая того, что делают, передают свой опыт дальше, обучая учеников в том же бездумном стиле, в каком научены сами. Прибавим экономически обусловленное агрессивное влияние «внешней среды» и получим почти безвыходную ситуацию. Почти. Если бы не мы сами — родители своих детей, умеющие думать и делать выводы. Мы, родители, можем (и должны!) являться самым главным, мощным и определяющим фактором воспитания образа мыслей своих детей. Более того, при нашем родительском, умном и неравнодушном подходе к воспитанию своих детей и одновременно себя, — а одно без другого не может существовать! — конкурировать с нами мало кто и что может. Хотя, безусловно, опасности, влиянием которых на детские и наши души нельзя пренебрегать — на каждом шагу. Но кто говорит, что будет легко? Легко можно только деградировать, что и происходит на наших глазах, и отражением этого процесса является, например, постоянное снижение уровня заданий ЕГЭ по математике. С чего начать Что же можно предпринять, с чего начать образование — настоящее, а не бутафорское — своих детей? Во-первых, с осознания того, что внешнее влияние рекламы, безумных фильмов, компьютерных игр и прочих легионов опасностей играет определяющую роль в формировании поведения и вкусов ребенка только в случае отсутствия положительного влияния на него общения с родителями, нехватки этого общения. Наше исполненное любовью, строгое и одновременно терпеливое и доброжелательное общение со своими детьми является той частью их защиты от многочисленных неблагоприятных внешних воздействий, которая так необходима нашим детям для полноценного развития. Для православных, воцерковленных семей очевидно, что другой частью этой защиты является молитва. Но забывать об опасностях нельзя, и в первую очередь следует исключить те из них, которые подменяют живое человеческое общение виртуальным общением, например, Интернет-общение или просматривание телевизора, которые все чаще становятся причиной болезненных состояний детей. Также одним из наиболее вредных факторов, влияющих на умственное и физическое состояние детей, являются сотовые телефоны. Лучше, если у вашего ребенка «сотика» не будет вовсе. То же относится и к популярным «игровым станциям». Иначе у вас не будет шансов привлечь заинтересованное внимание ребенка, а у него не будет свободного времени для общения с вами. Во-вторых, организовать осмысление математического материала, проходимого в школе, для начала можно с просьбы объяснить вам то или иное из школьной программы, сославшись, например, на то, что в свое время в школе вы это не поняли, а вот теперь вам представился замечательный и уникальный случай наконец-то разобраться по-настоящему! Ни в коем случае не перехватывайте инициативу в объяснении, даже если оно в исполнении вашего ребенка будет неудовлетворительным. Просто сообщите, что понятнее вам не стало и попробуйте найти объяснение вместе. Причем ваша роль должна быть очень скромной, вы можете лишь догадываться, предполагать, грамотно и точно ставя вопросы, постоянно подталкивая вашего сына или дочку к доходчивому, понятному на самом деле прежде всего ему самому, объяснению. И обязательно порадуйтесь вместе с ребенком, насколько вам стало приятно от того, что вы так ясно поняли (наконец-то!), с его помощью, обсуждаемый вопрос. Тогда в следующий раз он охотно откликнется и с радостью поможет вам справиться с очередным «пробелом» в вашем школьном образовании. Начинать лучше с самых простых вопросов, как раз с тех, которые «проходят» в начальной школе. Не стоит смущаться, например, что вы не понимаете, почему «от перестановки мест слагаемых сумма не меняется». Правило-то у всех на слуху, а вот почему оно работает? Можно, допустим, сказать: «Не понимаю, как это объяснить. Помоги». Посложнее будет тот же вопрос про два сомножителя. Затем, с тех же позиций понимания по-настоящему, можно обсудить, например, формулы периметра и площади прямоугольника, объема коробки. Заодно разобраться, что такое «квадратная единица» и «кубическая единица» и почему в одном метре 100 сантиметров, а в одном квадратном метре уже вовсе не 100, а гораздо больше квадратных же сантиметров. И что такое литр, и почему миллилитр часто называют «кубиком», и какого размера этот кубик. Кстати, будет небезынтересным уточнить (или выяснить?) значения приставок деци-, санти-, милли-, кило- и других. Почему в одном случае в задачах «на скорость» скорости складывают, а в другом вычитают. И так далее, и так далее. Причем вовсе не обязательно устраивать специальные занятия. Напротив, вопросы эти хорошо обсуждать устно, например, по пути куда-нибудь, скрашивая длинную скучную дорогу, в общем — при всяком удобном случае, лишь бы у вас была возможность более или менее неторопливо поговорить. Не хватило времени — не беда, разговор можно будет (только — обязательно, вам же интересно!) продолжить. Можно просто тренироваться в устном счете, подбрасывая попеременно друг другу примерчики, заранее условившись о величине чисел (скажем, не больше двузначных). Или совместно изобрести способ разумного и удобного запоминания таблицы умножения. Главное при этом избежать запоминания-зубрежки. Остановлюсь на этом вопросе чуть подробнее, так как таблица умножения часто является началом негативного отношения к математике и трудностей «системного характера». Оно и понятно: попытки понимания математики все время будут перебиваться раздражением от непонимания сопутствующих мелочей, связанных с неумением, в частности, считать. Попробуйте, например, вести содержательный разговор с иностранцем, справляясь в словаре о каждом слове, произнесенным им или вами! Нетрудно представить, что из этого выйдет. Итак, для начала можно попробовать вместе с ребенком, по очереди называя числа, досчитать до ста «десятками» (легко!), «пятерками» (тоже легко!). Но, между прочим, при этом формируется еще и понимание признаков делимости на 5 и на 10. Затем считаем «двойками». Здесь, заодно, возникает тема четности. Замечу, что в книгах о занимательной математике довольно часто встречаются остроумные и одновременно простые задачи, связанные с идеей четности. Например, такая: «Если из одной стопки тетрадей переложить в другую 10 тетрадей, то стопки станут одинаковыми. На сколько в одной стопке больше тетрадей, чем в другой?» Или такая (для детей — существенно сложнее первой): «В записи числа 198 цифр. И все эти цифры равны единице. Делится ли это число на 18?» Чтобы все читатели оценили красоту последней задачи, приведу решение. На 18 может поделиться только четное число. А у нашего числа последняя цифра — единица. (Число 198 выбрано для тех, кто знаком с признаком делимости на 9; в качестве «ложного следа»). Затем можно потренироваться считать «тройками» и так далее. Это уже посложнее. Возникает больше ошибок, но и «спортивный» интерес возрастает. Потом — в обратную сторону (от ста, точнее, от соответствующего числа, ближайшего к ста). Это будет замечательной подготовкой к усвоению таблицы умножения. Можно разнообразить ваши упражнения задачками, подобными приведенным выше. Или придумыванием способов удобного складывания или вычитания различных чисел. Например, когда у нас с дочерью впервые возникла необходимость сложить числа 5 и 7, дочь быстро, «в уме», посчитала и сообщила мне верный результат. На мою заинтересованную просьбу рассказать, как это у нее получилось так быстро посчитать, последовало такое рассуждение: «Ну, я же знаю, что 5 плюс 5 будет 10, ну, и еще два». При этом прием счета «на пальцах» (загибая их по одному) уже был у нее в арсенале. И я не уверен, что дочь не «подстраховалась». Но, может быть, специально ради нашего разговора, изобрела такое вот объяснение. Случай этот я рассказал только для иллюстрации того, как из обычного скучного действия можно сделать интеллектуально «вкусный» разговор. Конечно, задачи можно преподносить совершенно по-разному, придумывать истории или ситуации. Например, можно считать ступеньки или, скажем, червячков птенцам скармливать, всем поровну, и интересоваться, сколько этих самых червячков должны поймать птички-родители и т.п. Кому-то больше нравится одно, кому-то — другое. Ясно, что к разным детям нужен иногда ОЧЕНЬ разный подход. Тем более что объяснять умножение ДО выучивания таблицы вовсе не то же самое, что ПОСЛЕ. Ну, а дальше надо изобретать, делать ваше общение по поводу таблицы умножения интересным и интеллектуально увлекательным. Дальше намеренно не привожу последовательности действий. Важно, чтобы дети научились думать сами, контролировать свои шаги размышлением. И родители задумались над этим же. Не форсируйте события, будьте внимательны к развитию мысли своего ребенка. Главное — получать радость от совместного творчества. А если вы еще время от времени будете «подкидывать» какие-нибудь простые устные загадки и задачки на сообразительность (скажем, за чаем) для обсуждения, это не только послужит развитию мышления всех участников разговора, но и придаст вашему совместному времяпрепровождению особенный, увлекательный характер. К слову, расскажу об одной забавной игре для двоих. Один (предположим, папа) называет любое натуральное число, не большее 10. Затем другой (допустим, сын) прибавляет к нему любое натуральное число, не большее 10 и так далее. Выигрывает тот, кто первым получит число 100. И, безусловно, надо позаботиться о наличии в домашней библиотеке хороших книг. Конечно, вряд ли возможно таким образом освоить всю школьную программу по математике. К тому же, нельзя забывать о существовании других предметов. И гнаться за полным охватом всех разделов школьной математики, безусловно, не стоит. А вот воспитать таким образом в своих детях умение по-настоящему учиться, умение вдумываться, умение строить собственные рассуждения и делать выводы, ответственность за них, безусловно, в наших силах и, более того, обязанностях.


Влияние улицы

05.06.19 | Раздел: Школа
Ребенок в компании детейНынешнее время характерно тем, что взрослые видят основную задачу своей жизни в зарабатывании как можно большего количества денег. Для этого используется практически любая возможность, несмотря на собственную физическую и психологическую усталость. И тут уже ни времени, ни сил на своих детей не остается. Лето - пора каникул, в школу ходить не надо, домашних заданий выполнять ежедневно тоже не надо. Можно сказать, неожиданная полная свобода. Только если есть неработающая бабушка, способная представлять для нее косвенную угрозу. Но и она может как-то контролировать внуков только дома, а что с ними происходит на улице - это часто тайна за семью печатями. Чем старше ребенок, тем сильнее у него возникает потребность в самоутверждении. Бабушка, к сожалению, редко бывает для ребенка авторитетом, родителям постоянно некогда, остаются только ровесники и ребята постарше. С последними дружить престижно и приятно, а их мнение по любому вопросу нередко котируется очень высоко. Получается, что так или иначе ребенок обязательно попадает в ту или иную компанию детей. Желая сохранить круг общения и иметь поле деятельности для самоутверждения, ребенок будет всячески подстраиваться под правила поведения конкретной группы детей. Опять же следует отметить, что 9\10 всех группировок объединяются по принципу или примитивного коллективизма (когда одного явного лидера нет или их несколько, но без четкого разделения сфер влияния) или для совместного времяпровождения с "командиром". Лидерами, задающими тон в компании детей, обычно становятся наиболее уверенные в себе, властные и категоричные, в определенной степени нахальноватые и нагловатые, способные легко "импровизировать" в общении резкость и дерзость, грубость и жестокость, лицемерие и лживость, мелкий авантюризм и показную экстравагантность, демонстративное пренебрежение к различным психологическим и нравственным нормам поведения. Желая обрести аналогичный авторитет лидера, ребе-нок невольно подсознательно может копировать определенные внешние элементы поведения "вожака", его привычки и принципы, взгляды и убеждения. Чем больше компания, тем больше у лидера так называемых главных помощников, стать которыми страстно желают в глубине души почти все "рядовые" этой неформальной детской группы. Именно этим нередко объясняется столь слепое и безграничное подчинение членов группы ее лидеру даже в тех вопросах, где убеждения, привитые роди-тельским воспитанием, приходят в конфликт с мнением лидера. Если в семье нет полного взаимопонимания между родителями и детьми, а сами родители не являются реальными (а не мнимыми) авторитетами для их ребенка, то и родительские наставления будут иметь весьма относительную ценность и значимость для их чада. Возраст детей, совершающих различные правонарушения, постепенно снижается все больше и больше. Особенно эта тенденция наглядна в городе, где из-за обширности расстояний и большого числа людей мало кто кого знает и обращает внимания на кого-либо. Вот и возникает уже детский рэкет, попрошайничество, распространение различных видов и форм психологического и физического насилия, мелкое хулиганство и воровство (в магазинах самообслуживания и с лотков), купание в водоемах, которые далеко не всегда внушают доверие своей чистотой и безопасностью. При совершении отдельных проделок и предельно своеобразных приключений, дети часто становятся жертвами дорожно-транспортных проишествий. Все больше становится детей с явными садисткими наклонностями. Появляются чуть ли маньяки и серийные убийцы 10-12 лет. Детская проституция приносит все более основательные прибыли ее организаторам, стремительно расширяясь в своих размерах. Дети все чаще используются старшими подростками или взрослыми для ограбления квартир и дач. Приводит в невольное замешательство картина, когда ребенок на трехколесном велосипеде едет с дымящейся сигаретой во рту. Продолжает снижаться возрастной ценз на курение и прием спиртных напитков. Конечно, это не водка, но для детского организма и слабые напитки являются мощнейшим негативным фактором. Как же уберечь ребенка от столь нежелательных влияний улицы? Только запретом здесь не обойтись. Воспитание не должно складываться из нудных нотаций. Ежедневное обсуждение различных событий из жизни, причем как ребенка, так и вашей собственной с небольшими комментариями относительно того, почему тот или иной человек так поступил, как это воспринимается обществом и к чему это привело. Разговаривайте с ребенком как с равным, исподволь, косвенно подводя его к желательным для вас выводам. У него должно складываться впечатление, что он сам пришел тому или иному умозаключению. Тогда оно уже не выветрится из его головы. Каждый день по телевизору идут сериалы, их герои символизируют и пороки и добродетели, это только нужно умело преподнести. Безусловно, необходимо воспитывать в ребенке самостоятельность в принятии любых решений, в выработке собственной точки зрения на любые вопросы жизни. Вы должны не навязывать свои представления ребенку, а как бы рассуждать вместе с ним о том что такое хорошо и что такое плохо и почему это именно так. Уважение у ребенку, искренность и правдивость, доброжелательность и внимание, желание быть ему близким другом - вот залог педагогического успеха.


Новости
Ученые назвали 10 веществ, необходимых мозгу

Ученые назвали 10 веществ, необходимых мозгу

Вещества, в которых наш мозг нуждается больше всего. Глюкоза. Найти ее можно в черном и зерновом хлебе, а также макаронах из муки грубого помола. Также она есть в конфетах, сахаре и пирожных. Железо. Его можно обнаружить в бобовых, зерновых
23.11.19



Здоровье моих детей © 2014 Все права защищены. Powered by Здоровье моих детей


Яндекс.Метрика