Главная Ребенок от года до школы Детский сад Новорожденные
Логин:  
Пароль:
Красота Беременность и роды Ребенок до года Питание ребенка Развитие,игры Здоровье Воспитание Дом,семья О детях
Популярное на сайте
Заболевания детей
Дифтерия носа у ребенка

Дифтерия носа у ребенка

Дифтерия носа чаще всего встречается у маленьких детей. Обычно отмечается односторонний гнойный насморк с примесью крови, ребенок сопит, плохо берет грудь. При исследовании носа обычно на одной стороне носовой перегородки обнаруживается пленка,
11.02.18

эпидемический паротит у детей лечение

эпидемический паротит у детей лечение

Возбудитель болезни — фильтрующийся вирус. Инфекция передается от больного капельным путем. Наиболее восприимчивы дети от 5 до 15 лет; встречаются заболевания и в раннем возрасте. Инкубационный период длится от 11 до 23 дней. Больной уже
08.02.18

Обучение математикеЗдесь приведены наиболее яркие выдержки из заметок, на первый взгляд, посвященных обучению детей математике. На самом деле ничего глубже и справедливей этих непрофессиональных заметок, посвященных обучению дошкольников, нам, в русскоязычном интернете встречать не приходилось. Делал их Александр Звонкин, математик, делал давно, еще в 80-х, и тогда же в 1985 году опубликовал их в журнале "Знание - сила". Эти записки - анализ занятий Звонкина с собственным ребенком и еще несколькими соседскими детьми. Сын Звонкина давно вырос, сам он давно преподает во Франции, но Вадиму Левину показалось интересным эти заметки восстановить и со своими, весьма проницательными комментариями, выложить в интернете. Арифметика по-японски Но вот ребенок подрос, и его начинают уже сознательно "обучать математике" — учат считать. Никто не спорит — уметь считать, конечно, полезно. Однако что означает это умение? Давайте встанем на место ребенка и попробуем сами учиться арифметике... но только по-японски! Итак, вот вам первые десять чисел: йти, ни, сан, си, го, року, сити, хати, ку, дзю. Интересно, сколько времени вам потребуется, чтобы хотя бы только выучить эту последовательность наизусть? Когда это наконец удастся, попробуйте считать в обратном направлении, от дзю до ити. Если же и это удается, давайте начнем вычислять. Отвечайте, желательно без запинки и по возможности не переводя, даже в уме, на русский язык: сколько будет к року прибавить сан? А от сити отнять го? А хати поделить на си? А теперь давайте решим задачу: мама купила на базаре ку яблок и дала по ни яблок каждому из си детей; сколько яблок у нее осталось? (Все ответы тоже следует давать по-японски.) Если после месяца активных тренировок вы освоите всю эту нелегкую науку и научитесь беглому счету в пределах дзю, вас можно поздравить: у вас превосходная механическая память. И, разумеется, все это очень мало связано с вашими интеллектуальными способностями. Содержательные, собственно математические трудности в счете тоже присутствуют. Но они чаще всего остаются где-то за кадром — невидимые, незаметные. И, может быть, это к лучшему. Иначе энтузиасты раннего обучения тут же бросились бы изо всех сил объяснять малышу то, чего он пока еще понять не может, желая поскорее втащить его за шиворот на верхнюю ступеньку лестницы. А он мог бы сам. Почему дети, которых ничему не учат, всё же продвигаются вперед? ...Психологи проводили и продолжают проводить множество экспериментов, пытаясь научить детей некоторым первоначальным математическим закономерностям. Например, делают так. Сначала группу ребят проверяют, понимают ли они такую простую вещь: если кусок пластилина помять, раскатать и вообще придать ему другую форму, то количество пластилина от этого не изменится. Тех, кто этого не понимает, делят на две части. Одну оставляют "свободной" - это так называемая контрольная группа. А другую начинают обучать закону сохранения количества вещества: показывают, объясняют, взвешивают, сравнивают. Недели через две опять проверяют участников обеих групп, смотрят, кто чему научился. Чаще всего в результате оказывается, что прогресс в обеих группах весьма незначительный и при этом совершенно одинаковый. Обычно психологи недоумевают: почему же дети, которых так старательно обучали, так ничему и не научились? Я, читая отчеты об этих экспериментах, задал себе противоположный вопрос: почему дети, которых ничему не учили (контрольная группа), тоже чуть-чуть продвинулись вперед? Теперь, после нескольких лет занятий с малышами, могу предложить свою гипотезу: потому что им тоже задавали вопросы. Как же поспеть одному на всех?.. Однако вернемся на наше занятие. Следующая задача - еще одна вариация на ту же тему сохранения количества предметов. Те самые шесть спичек, которые еще остались на столе после предыдущей задачи, раскладываются в рядок. Я прошу к каждой спичке положить пуговицу. Стандартный вопрос: "Чего больше - спичек или пуговиц?" - "Поровну". - "Значит, пуговиц столько же, сколько спичек", - резюмирую я. Забираю все пуговицы в кулак и прошу сказать, сколько у меня в кулаке спрятано пуговиц. Характерно, что никто не делает ни малейшей попытки подсчитать спички. Да и зачем, в самом деле? Ведь спрашивают про пуговицы - значит, и считать нужно пуговицы. Дима как человек со мной на самой близкой ноге пытается разжать мой кулак, другие удивленно спрашивают: "Как же мы можем их сосчитать?" Я смеюсь: "Сосчитать, конечно, нельзя - пуговицы прятаны. Но попробуйте как-нибудь угадать". Тогда на меня обрушивается настоящий шквал отгадок, чаще всего ни на чем не основанных. Женя Каждый кричит что-то свое; при этом один лишь Женя кричит правильный ответ. Я пытаюсь его выслушать, спросить, почему. Но он ретируется. Жене вообще часто мешает робость. Пока все кричат хором, перебивая друг друга, он, пожалуй, чаще других кричит правильный ответ. Но стоит всех утихомирить и обратиться лично к нему, как он смущается и уходит в себя. Андрюша С Андрюшей - другая проблема. Он мальчик очень целеустремленный, и на наших занятиях ему явно не хватает мотивации. Когда я в следующий раз предложил ту же задачу в другой аранжировке - уже были не пуговицы со спичками, а солдаты с ружьями, потом они ушли, ружья остались, и теперь разведчику нужно узнать, сколько было солдат, - вот тогда он первым догадался, что можно сосчитать ружья. И еще он любит игры, в которых кто-то должен выйти победителем. Но у меня не всегда хватает фантазии представить задачу в подходящей форме. Тем более, что другие этого вовсе не требуют. Дима и Петя Дима, например, вообще не любит решать чужие задачи, а любит придумывать свои. С трудом я подобрал к нему ключик - стал говорить примерно так: "Придумай задачу, в которой было бы..." - и дальше излагаю свое условие. К тому же решения его часто отличаются какой-то странной вычурностью (особенно это будет видно в следующей задаче); его довольно трудно ввести в колею здравого смысла. И с Петей тоже, конечно, свои сложности. Дирижер или жонглер? Как же мне поспеть-то одному на всех?.. Боже мой, у меня всего четыре ученика, и я не могу обеспечить индивидуальный подход! Что же может сделать учитель, у которого сорок человек в классе?.. Учителя часто любят сравнивать с дирижером. Я сам себе кажусь похожим скорее на жонглера, у которого вот-вот все рассыплется по арене. Так и сейчас, пока я пытаюсь беседовать с Женей - что да почему, Дима уже вытащил карточку для следующего задания ("Четвертый - лишний") и спрашивает: "Папа, а это что, следующая задача?" Остальные двое уже рвут у него карточки из рук и безжалостно мнут их при этом, не щадя вечернего родительского труда. Женя уже тоже косится в их сторону. Я разжимаю кулак, мы бегло проверяем, сколько пуговиц, и переходим к следующей задаче. Можно высказать и свою точку зрения, но очень осторожно и ненавязчиво Ну, прежде всего, можно обменяться мнениями: "А ты, Женя, как думаешь? А ты, Петя? А почему? А на сколько монет больше?" Наравне с остальными можно высказать и свою точку зрения, но очень осторожно и ненавязчиво, снабдив всяческими оговорками типа "мне кажется" и "может быть". То есть весь свой авторитет взрослого употребить не на то, чтобы закрепить за этим авторитетом абсолютную власть единственно правильного суждения, а на то, чтобы убедить ребенка в важности и ценности его собственных поисков и усилий (Курсив мой. -ВЛ). Это суждение Александра Звонкина звучит для меня как еще одно золотое правило педагогики. Но еще интереснее натолкнуть его на противоречия в собственной точке зрения. Очень рекомендую родителям почаще использовать в беседах с детьми эту плодотворную педагогическую подсказку. Всегда ли мыслить нестандартно означает мыслить творчески? Дима все время представлял собой проблему. "Это хоть и дядя, но похож на тетю", - говорил он про старика с огромной бородой и помещал его в общество женщин. Про автомобильную шину он долго доказывал нам всем, что это тоже одежда, так как ее можно носить на поясе. Когда же никто с ним не согласился, он сказал: "Все равно это одежда, потому что ее надевают на автомобиль". Кто-нибудь скажет: вот, мальчик умеет мыслить творчески, нестандартно. Насчет "нестандартно" согласен, но вот творчески... Человек по-настоящему творческий умеет предложить неожиданное, нестандартное решение и при этом остаться в рамках задачи. У Димы пока присутствует только первый компонент, а вот остаться в рамках задачи или хотя бы вблизи от них он не умеет. Надо как-то суметь, не подавив одно, развить другое. А как этого добиться, я не знаю…"


Как я провел летоНачало учебного года. Цветы, улыбки, чистые тетрадки и сочинение на тему «Как я провел лето» – примерно такие ассоциации связаны у нас с первыми сентябрьскими деньками. Но если цветы и улыбки возражений не вызывают, то повторяющееся из года в год сочинение о лете стало едва ли не символом косности, рутины, педагогической неизобретательности. Пожалуй, сегодня ни один учитель, считающий себя творческим человеком, так год не начнет. А может быть, зря? Для начала нужно признать, что традиция имела свои основания. Каждый учитель знает, что первые несколько уроков в году проходят под несмолкаемый гул рассказов о совершенных за долгие каникулы подвигах и открытиях. Сочинение о лете позволяло детям выговориться, поделиться впечатлениями, так сказать, «в официальном порядке» и закрыть тему. Кроме того, сразу, без подготовки, самостоятельная работа по созданию текста выполняла роль экспресс-диагностики состояния дел (для учителя), а заодно и шоковой терапии с целью приведения в рабочее состояние (для детей). Кстати, умные педагоги никогда плохие оценки за это сочинение в журнал не ставили. По сути, сочинение «Как я провел лето» было ритуалом, символическим актом, означавшим: отдых закончен, впереди большая работа, пора собраться и приступить к делу. Очень полезная с психологической точки зрения вещь. Минус в том, что у детей задание энтузиазма обычно не вызывало: удовольствие от рассказа другу под его ахи и охи никак не сравнить с удовольствием от выписывания разболтавшимся за лето почерком прилизанных фраз, а что там в сочинениях других ребят – не узнаешь, в лучшем случае два-три в классе прочтут. Шоковая терапия же вообще никому никогда не нравится. Поэтому реакция на задание была обычно разнообразно негативной: от возмущенного «у-у-у-у» (в смысле: «опять это дурацкое сочинение») до ехидного: «а мы снова будем про лето писать?» (в смысле: «ничего поинтереснее придумать не можете?»). Придумать между тем очень даже можно. Итак, прежние цели остаются в силе: провести инспекцию содержимого основательно проветренных летними ветрами голов и обозначить переход к рабочим будням. Прибавим к этому еще несколько: хорошее настроение и желание работать у ребят, атмосфера заинтересованной и слаженной совместной деятельности, партнерские отношения между ребятами и учителем и, наконец, последнее, но немаловажное – положительный настрой самого учителя, который может прийти на первый урок года не бездумным продолжателем удобной традиции, а выдумщиком, лидером, интересным человеком. Стоит разрешить себе пофантазировать – и можно превратить набившую оскомину тему в запоминающийся, яркий, полезный урок, задающий тон на весь учебный год. Идей, как это сделать, может быть очень много. Вот только некоторые из них. УЧИМСЯ СЛУШАТЬ Все знают, как трудно в наше время найти человека, умеющего слушать. Помните, как Толстой про Наташу Ростову говорил, что она именно слушала, а не обдумывала в это время, что сама потом расскажет? Умение это и в самом деле непростое. Сегодня человек постоянно должен думать о самопрезентации, о том, как подать себя, что сказать, как реагировать. Поэтому слова и проблемы других людей мы воспринимаем обычно словно сквозь марево собственных мыслей и установок: а как думаю я, а что это значит для меня, а что он ждет, чтобы я сказал в ответ? В результате никто никого толком не слышит и не понимает. Хорошо было Наташе Ростовой с ее умением слушать – Толстой сразу так и сочинил, а большинству людей этому умению нужно учиться. И по большому счету это должно быть одной из основных задач уроков родного языка. Во всяком случае в жизни это умение намного больше значит, чем удвоенные н. Попробуем поставить перед собой эту цель на нашем уроке (разумеется, предлагаемые виды работы и с любой другой темой тоже будут очень полезны). Вариант самый простой: пишем обычное сочинение, но не за себя, а за соседа. Все разбиваются на пары (если ребят нечетное число, один образует пару с учителем). За пятнадцать минут участники пары должны рассказать друг другу о своем лете, ответить на все уточняющие вопросы. Затем каждый пишет сочинение «Как я провел лето» от имени своего соседа. Проверяет сочинение, конечно, его «лирический герой», он оценивает содержание, исправляет замеченные ошибки. Потом учитель может собрать работы и проанализировать ситуацию с правописанием в классе (как легко заметить, информации у него при этом будет больше, чем при традиционной работе: не только способность человека писать без ошибок, но и умение видеть ошибки при проверке текста). Несколько работ хорошо бы разобрать вслух таким образом: читает тот, кто писал, а тот, о ком речь, комментирует: что было понято неверно, какие важные детали упущены, переданы ли в целом его настроение, чувства. Можно попросить поднять руки тех, кто очень доволен сочинением о себе, и тех, кто совершенно разочарован непониманием, и именно эти работы разобрать подробно. Идея сама по себе очень простая, работа мало отличается по форме от общепринятой, а проходит все совсем иначе – никаких «у-у-у-у» вы не услышите, да и цель «выпускания пара» достигается намного более эффективно, особенно если не пожалеть времени на чтение сочинений в классе. Есть вариант более сложный, он особенно хорош в старших классах и в классах с небольшим числом учеников (в пределах двадцати). Учитель выступает в роли ведущего. Он призывает ребят быть очень внимательными и последовательно задает вопросы о прошедшем лете классу: «Где вы были? Что там видели интересного? С кем проводили время? Чем любили заниматься? Что запомнилось? Удалось ли хорошо отдохнуть? Были ли огорчения?» и т.п. На каждый очередной вопрос отвечают по очереди все присутствующие. Затем возможны варианты: если для вас важно получить письменные работы, то все развивается так, как уже было описано выше: каждый пишет сочинение за одного из своих одноклассников, если вы предпочитаете уложиться в один урок, можно выполнить задание устно. Задача многократно усложняется по сравнению с работой в паре с соседом, поскольку во время ответов на вопросы никто не знал, на чьи ответы следует обратить особое внимание. Распределять по парам можно по жребию или как-то иначе, например, первый в списке – с последним, второй – с предпоследним и т.д. В первый момент задание может шокировать своей сложностью, многие заявят, что они вообще ничего не помнят. Важно обратить внимание ребят на этот факт: вы призвали их вначале к вниманию, ничего особенно сложного в ответах одноклассников не содержалось, прозвучали они громко и внятно буквально пять минут тому назад – а в памяти не отложились. Почему? Чем были заняты мысли? Многие ребята уже способны достаточно хорошо осознавать свое состояние и признаются, что во время ответов одноклассников предавались собственным воспоминаниям, или обдумывали особенно остроумную форму ответа, или обменивались комментариями с приятелем, хотя им казалось, что они слушают. Многие из них заметят (не обязательно сказав об этом вслух), что ответы своих близких друзей, или симпатичных им одноклассников, или самых ярких людей в классе они все же помнят хорошо. Не стоит впадать в морализаторство по поводу невнимательности ребят к словам товарищей – надо признать, что сама организация учебного процесса в нашей школе вовсе не способствует развитию навыка внимательного слушания: что слушать-то – пересказ учебника, правила наизусть? Не так уж часто на стандартных уроках ученики говорят вещи, стоящие внимания и запоминания. Поэтому не говорите ничего назидательного, просто удивитесь вместе с ребятами (положа руку на сердце – вы бы сами с заданием справились?), умные люди сделают для себя выводы. Очень хорошо было бы повторять эту игру время от времени, выбрав любую несложную тему: любимая книга, кем я хочу стать и т.п. ВКЛЮЧАЕМСЯ В РАБОЧИЙ РИТМ Внимание и быстрота реакции, а также способность делать несколько дел одновременно – тоже качества, крайне полезные в деле обучения. Привести их в боевую готовность можно следующей игрой. Вы так же задаете вопросы о прошедшем лете, но отвечать должен не тот, кого спросили, а его сосед, например, справа или сзади (если человек сидит с краю, то соседом справа окажется крайний в противоположном ряду, если на задней парте – отвечать должен тот, кто сидит на первой). Следующий вопрос – и снова отвечает сосед. Тот, кто порывается ответить на адресованный ему вопрос сам, или тот, кто должен отвечать, но замешкался, выбывает из игры (это нужно как-то обозначить, например, выбывшие должны держать руки скрещенными на груди). Кто продержится дольше всех, тот выиграл. Получается очень забавный диалог: Где ты провел лето? У моего дедушки, в деревне. Что там тебе больше всего запомнилось? Кремль и метро. Что же ты там делал? Плавал, нырял с маской. На первый взгляд простая, эта игра заставляет мобилизоваться: ведь нужно одновременно «прокручивать» в голове свой собственный рассказ, чтобы вопрос учителя не застал врасплох, и внимательно следить за перемещением по классу «эстафетной палочки» ответов. По мере выбывания игроков ситуация еще более усложняется, ведь в какой-то момент твоим соседом справа может оказаться … сосед слева, если вся остальная «горизонталь» уже сидит, скрестив руки. Тут нужен глаз да глаз, да еще и смеяться успевай! Такой первый урок прекрасно подходит ребятам пятых–седьмых классов и будет очень уместен в момент встречи с новым, напряженно замершим классом. ВСПОМИНАЕМ ГРАММАТИКУ Любой вид работы, даже совершенно типовое сочинение о лете, можно обогатить дополнительными заданиями. Например, вызываем одного из учеников читать свое сочинение, а всем остальным даем задание: по мере чтения выписывать все замеченные существительные, определять их склонение и падеж. (Варианты: выписываем глаголы, определяя спряжение; подмечаем служебные слова и разносим по столбикам предлоги, союзы и частицы; выписываем грамматические основы всех предложений; ищем сложные предложения и записываем их схемы). После проверим, что получилось, и дадим новое задание: а кто теперь сможет пересказать сочинение одноклассника как можно ближе к тексту? Удалось ли за поиском грамматических «деревьев» увидеть «лес» повествования? Сразу станет ясно, кто из ребят «Юлий Цезарь», – этому историческому персонажу приписывают способность одновременно делать несколько дел, требующих внимания. Кстати, есть люди, которые просто плохо себя чувствуют в ситуации «недогруза» восприятия и внимания, например, могут вязать или строгать, только слушая при этом радио или разговаривая, а во время обсуждения важной темы обязательно должны рисовать узоры или чертиков. Так что не стоит слишком строго пресекать побочную деятельность на уроке: кого-то это отвлекает, а кому-то, наоборот, помогает сосредоточиться. Еще больше активизируют грамматические познания творческие задания с ограничениями: например, написать сочинение о лете, не используя глаголов первого спряжения. Можно задействовать сразу несколько тем, распределив задания по рядам: первый обходится без существительных в именительном падеже, второй – без двусоставных предложений, а ребята из третьего обязаны использовать в своем сочинении все одиннадцать глаголов-исключений. Конечно, такая работа требует больше времени и ее лучше дать на дом. Зато на повторение пройденной в прошлом году темы уйдет меньше времени. Напоследок один общий для всех вариантов совет: участвуйте в выполнении заданий и в играх вместе с детьми, рассказывайте о своем лете – получите удовольствие и атмосфера в классе будет лучше. * * * Известно: как новый год (в нашем случае – учебный) встретишь, так его и проведешь. Обдумывая первый урок года, каждый учитель явно или нет выбирает путь на весь год: как я буду общаться с детьми, с каким настроением я пойду в школу, какова будет моя сверхзадача на этот год? Первый урок – это и большая ответственность, и уникальный шанс изменить то, что не устраивает, освоить новое. Попробуем?


Нет проблемМы хватаем бездумно все, что модно сегодня. Не задумываясь: а надо ли оно нам на самом деле? Ну, чувак, это же кру-уто! Будь в теме – не отставай от жизни! Секундочку… А от какой жизни? Ну, ты чего, будь проще – не заморачивайся! Депрессуха кроет что ли опять? Сходи оттянись, расслабься, отдохни! Вот только не грузи сейчас своими философскими размышлениями. Нельзя задуматься или заговорить о серьезном. Это «загрузы», им не место в нашей жизни. Такие фразы мы слышим не только от подростков… Когда дяденька «за 40 с брюшком» говорит, что «мы вчера так зажгли», то и грустно, и смешно. Что делают их дети в выходной, пока папочка с мамочкой «отходят» от ночного зажигалова? Мы уже меньше показываем свои чувства друг другу. Мы не хотим видеть, как страдают наши близкие и друзья. Мы стали холодными, равнодушными. Бежим от самих себя в теплые края! Встречаемся с друзьями, натягиваем из последних сил улыбку и несем часами всякую чушь, тратим деньги на то, чтобы убить каждый свободный вечер в клубе, баре, SPA, ну и прочая ерунда. Как дела? Все отлично! Жизнь прекрасна! (про себя думаешь: «А в душе такое накопилось за всю эту жизнь…»). У меня тоже всё волшебно! Всю Европу объездила, скоро в Испанию собираюсь! (Читай: «Уже не знаю, куда свалить от этой пустой и бессмысленной жизни»). И так ещё пару часов, пару вечеров, пару-тройку лет Они все встречаются и улыбаются. Сегодня модно показывать, что у тебя нет проблем! На самом деле получается, что и жизни-то нет. Отработал на работе, получил зарплату, заплатил за квартиру и пошел забылся? Не выйдет дружочек. Где мы видели халяву от Госпожи Судьбы? Чувствуешь обязанности перед кем-то в этой жизни?.. Может, перед начальством, и зачем тогда работать? Человек не должен работать на кого-то – работа всей жизни заключается в каждодневной работе над собой.


ПервоклассникC 1 сентября 2011 года в силу вступают новые Санитарно-эпидемиологические требования (СанПины), пишет «Российская газета». Нормы касаются процесса обучения, обустройства школьной территории и нагрузки учащихся. Правила распространятся на все школы страны, как на государственные, так и на частные. Согласно документу, - первый урок должен начинаться не раньше 8 утра; - школьникам полагается два выходных; - в классе может быть не больше 25 человек; - первоклассникам разрешается учиться только в первую смену; - на продленке для первоклассников должен быть введен тихий час. Спальни для мальчиков и девочек будут раздельными, кровати – одноярусными; - первоклассникам рекомендуется не ставить оценок и не задавать домашних заданий; - учебная нагрузка для первоклассников должна составлять не более 21 часа в неделю; - четверг или пятница должны быть «облегченным» учебным днем; - для учеников 2-4 классов предусмотрено не более пяти уроков в день, для учеников 5-6 классов - не более шести уроков, для старшеклассников - не более семи уроков; - объем домашних заданий по всем предметам во 2–3 классах должен составлять полтора часа, в 4–5 классах - два часа, в 6–8 классах - 2,5 часа, в 9–11 классах - до 3,5 часа; - вес ежедневного комплекта учебников и письменных принадлежностей не должен превышать для учащихся 1 и 2 классов - полутора килограммов, для 3-4 классов - двух килограммов, 5-6 классов - 2,5 килограмма, 7-8 классов - 3,5 килограмма, для 9-11 классов - четырех килограммов; - школьная территория обязательно должна быть огорожена забором и озеленена не менее чем наполовину, исключение сделано только для некоторых северных районов страны; - на каждого ученика в классе должно приходиться не менее 2,5 кв. метра, а минимальная высота помещений не может быть ниже 3,6 метра; - площадки для игр должны иметь твердое покрытие, футбольное поле - травяной покров, а беговые дорожки следует покрывать дренажем; - при спортивных залах должны быть раздевалки, душевые и туалеты; - библиотеки следует переоборудовать в справочно-информационные компьютерные центры. Действующие в настоящее время СанПины были разработаны в 2002 году.




Здоровье моих детей © 2014 Все права защищены. Powered by Здоровье моих детей


Яндекс.Метрика