Главная Ребенок от года до школы Детский сад Новорожденные
Логин:  
Пароль:
Красота Беременность и роды Ребенок до года Питание ребенка Развитие,игры Здоровье Воспитание Дом,семья О детях
Популярное на сайте
Заболевания детей
Частая ангина у ребенка

Частая ангина у ребенка

Ангина - это инфекционное заболевание, при котором воспалительным изменениям подвергаются небные миндалины. Есть еще одно название у ангины — острый. Ангина — очень тяжелое заболевание всего организма, и чревата она серьезными
14.11.19

Острый бронхит у детей. Лечение острого бронхита у детей

Острый бронхит у детей. Лечение острого бронхита у детей

  Бронхит — это воспалительное заболевание бронхов, при котором в процесс вовлекается преимущественно их слизистая оболочка. При тяжелой форме бронхита характерно охватывание воспалительным процессом всей стенки бронха, не исключая мышц и
05.11.19

Теория разбитых оконВ 1980-х годах Нью-Йорк представлял собой адский ад. Там совершалось более 1 500 тяжких преступлений КАЖДЫЙ ДЕНЬ. 6-7 убийств в сутки. Ночью по улицам ходить было опасно, а в метро рисковано ездить даже днем. Грабители и попрошайки в подземке были обычным делом. Грязные и сырые платформы едва освещались. В вагонах было холодно, под ногами валялся мусор, стены и потолок сплошь покрыты граффити. Вот что рассказывали о нью-йоркской подземке: «Выстояв бесконечную очередь за жетоном, я попытался опустить его в турникет, но обнаружил, что монетоприемник испорчен. Рядом стоял какой-то бродяга: поломав турникет, теперь он требовал, чтобы пассажиры отдавали жетоны лично ему. Один из его дружков наклонился к монетоприемнику и вытаскивал зубами застрявшие жетоны, покрывая все слюнями. Пассажиры были слишком напуганы, чтобы пререкаться с этими ребятами: «На, бери этот чертов жетон, какая мне разница!» Большинство людей миновали турникеты бесплатно. Это была транспортная версия дантова ада». Город был в тисках самой свирепой эпидемии преступности в своей истории. Но потом случилось необъяснимое. Достигнув пика к 1990-му году, преступность резко пошла на спад. За ближайшие годы количество убийств снизилось на 2/3, а число тяжких преступлений – наполовину. К концу десятилетия в метро совершалось уже на 75 % меньше преступлений, чем в начале. По какой-то причине десятки тысяч психов и гопников перестали нарушать закон. Что произошло? Кто нажал волшебный стоп-кран и что это за кран? Его название – «Теория разбитых окон». Канадский социолог Малкольм Гладуэлл в книге «Переломный момент» рассказывает: «Разбитые окна» — это детище криминалистов Уилсона и Келлинга. Они утверждали, что преступность — это неизбежный результат отсутствия порядка. Если окно разбито и не застеклено, то проходящие мимо решают, что всем наплевать и никто ни за что не отвечает. Вскоре будут разбиты и другие окна, и чувство безнаказанности распространится на всю улицу, посылая сигнал всей округе. Сигнал, призывающий к более серьезным преступлениям». Гладуэлл занимается социальными эпидемиями. Он считает, что человек нарушает закон не только (и даже не столько) из-за плохой наследственности или неправильного воспитания. Огромное значение на него оказывает то, что он видит вокруг. Контекст. Нидерландские социологи подтверждают эту мысль (источник). Они провели серию любопытных экспериментов. Например, такой. С велосипедной стоянки возле магазина убрали урны и на рули велосипедов повесили рекламные листовки. Стали наблюдать – сколько народа бросит флаеры на асфальт, а сколько постесняется. Стена магазина, возле которого припаркованы велосипеды, была идеально чистой. Листовки бросили на землю 33% велосипедистов. Затем эксперимент повторили, предварительно размалевав стену бессодержательными рисунками. Намусорили уже 69 % велосипедистов. Но вернемся в Нью-Йорк в эпоху дикой преступности. В середине 1980-х в нью-йоркском метрополитене поменялось руководство. Новый директор Дэвид Ганн начал работу с… борьбы против граффити. Нельзя сказать, что вся городская общественность обрадовалась идее. «Парень, займись серьезными вопросами – техническими проблемами, пожарной безопасностью, преступностью… Не трать наши деньги на ерунду!» Но Ганн был настойчив: «Граффити — это символ краха системы. Если начинать процесс перестройки организации, то первой должна стать победа над граффити. Не выиграв этой битвы, никакие реформы не состоятся. Мы готовы внедрить новые поезда стоимостью в 10 млн. долларов каждый, но если мы не защитим их от вандализма – известно, что получится. Они продержатся один день, а потом их изуродуют». И Ганн дал команду ощищать вагоны. Маршрут за маршрутом. Состав за составом. Каждый чертов вагон, каждый божий день. «Для нас это было как религиозное действо», — рассказывал он позже. В конце маршрутов установили моечные пункты. Если вагон приходил с граффити на стенах, рисунки смывались во время разворота, в противном случае вагон вообще выводили из эксплуатации. Грязные вагоны, с которых еще не смыли граффити, ни в коем случае не смешивались с чистыми. Ганн доносил до вандалов четкое послание. «У нас было депо в Гарлеме, где вагоны стояли ночью, – рассказывал он. – В первую же ночь явились тинейджеры и заляпали стены вагонов белой краской. На следующую ночь, когда краска высохла, они пришли и обвели контуры, а через сутки все это раскрашивали. То есть они трудились 3 ночи. Мы ждали, когда они закончат свою «работу». Потом мы взяли валики и все закрасили. Парни расстроились до слез, но все было закрашено снизу доверху. Это был наш мэссидж для них: «Хотите потратить 3 ночи на то, чтобы обезобразить поезд? Давайте. Но этого никто не увидит» В 1990-м году на должность начальника транспортной полиции был нанят Уильям Браттон. Вместо того, чтобы заняться серьезным делом – тяжкими преступлениями, он вплотную взялся за… безбилетников. Почему? Новый начальник полиции верил – как и проблема граффити, огромное число «зайцев» могло быть сигналом, показателем отсутствия порядка. И это поощряло совершение более тяжких преступлений. В то время 170 тысяч пассажиров пробирались в метро бесплатно. Подростки просто перепрыгивали через турникеты или прорывались силой. И если 2 или 3 человека обманывали систему, окружающие (которые в иных обстоятельствах не стали бы нарушать закон) присоединялись к ним. Они решали, что если кто-то не платит, они тоже не будут. Проблема росла как снежный ком. Что сделал Браттон? Он выставил возле турникетов по 10 переодетых полицейских. Они выхватывали «зайцев» по одному, надевали на них наручники и выстраивали в цепочку на платформе. Там безбилетники стояли, пока не завершалась «большая ловля». После этого их провожали в полицейский автобус, где обыскивали, снимали отпечатки пальцев и пробивали по базе данных. У многих при себе оказывалось оружие. У других обнаружились проблемы с законом. «Для копов это стало настоящим Эльдорадо, – рассказывал Браттон. – Каждое задержание было похоже на пакет с поп-корном, в котором лежит сюрприз. Что за игрушка мне сейчас попадется? Пистолет? Нож? Есть разрешение? Ого, да за тобой убийство!.. Довольно быстро плохие парни поумнели, стали оставлять оружие дома и оплачивать проезд». В 1994 году мэром Нью-Йорка избран Рудольф Джулиани. Он забрал Браттона из транспортного управления и назначил шефом полиции города. Кстати, в Википедии написано, что именно Джулиани впервые применил Теорию разбитых окон. Теперь мы знаем, что это не так. Тем не менее, заслуга мэра несомненна – он дал команду развить стратегию в масштабах всего Нью-Йорка. Полиция заняла принципиально жесткую позицию по отношению к мелким правонарушителям. Арестовывала каждого, кто пьянствовал и буянил в общественных местах. Кто кидал пустые бутылки. Разрисовывал стены. Прыгал через турникеты, клянчил деньги у водителей за протирку стекол. Если кто-то мочился на улице, он отправлялся прямиком в тюрьму. Уровень городской преступности стал резко падать – так же быстро, как в подземке. Начальник полиции Браттон и мэр Джулиани объясняют: «Мелкие и незначительные, на первый взгляд, проступки служили сигналом для осуществления тяжких преступлений». Цепная реакция была остановлена. Насквозь криминальный Нью-Йорк к концу 1990-х годов стал самым безопасным мегаполисом Америки. Волшебный стоп-кран сработал. На мой взгляд, Теория разбитых окон довольно многогранна. Можно применить ее к разным областям жизни: общению, воспитанию детей, работе… В следующем посте я покажу, какое отношение она имеет к «гармонии с собой и миром» – нашему мироощущению и способу жить. Гармонии вам!


Проблема пятого классаБольшинство родителей, дети которых уже учатся, как минимум, в пятом классе, помнят, как нелегко было маленьким ученикам переходить из начальной школы в среднюю. Отлаженный, казалось бы, в начальной школе механизм начинал давать сбои, а иногда и полностью рушился, оставляя родителей в полном непонимании и недоумении. Похоже, тем, чьи дети еще только пойдут в школу, повезло больше – эта проблема через несколько лет может исчезнуть совсем. Трудности перехода Как правило, в основной школе ребенку все приходится начинать «с чистого листа»: на смену одному учителю, к которому он за 4 года успел привыкнуть, приходит несколько преподавателей-предметников, каждый из которых предъявляет свои требования, зачастую неоправданно завышенные и не учитывающие особенности данного возраста. В результате интерес к обучению у ребенка резко снижается, и, как следствие, падает успеваемость. И все это на фоне гормональных изменений подросткового возраста. Как решить все эти проблемы? Специалисты считают, что сгладить переход из четвертого класса в пятый, сделав его бесконфликтным и эмоционально-комфортным, поможет перевод учителя начальной школы в 5-й и 6-й классы в качестве классного руководителя. И это не просто идея. С 1 сентября 2005 года в Москве начался эксперимент по преобразованию четырехлетней начальной школы в шестилетнюю. Решение столичного правительства поддержали все окружные управления образования города, выделив по 1-2 пилотные школы в каждом округе. Более того, некоторые школы, не включенные в эксперимент, присоединились к нему по собственной инициативе, не получая дополнительного финансирования за участие в нововведении. С началом эксперимента сразу встал вопрос о повышении квалификации учителей начальной школы и об организации системы их переподготовки – с целью получения второго образования. Ведь если учитель младших классов переходит со своими воспитанниками в основную школу, то, кроме классного руководства в 5 – 6-х классах, ему необходимо вести какие-то предметы, для того чтобы обеспечить себе необходимый уровень заработной платы. А школьной администрации придется искать ему замену на два года, ведь в течение двух лет он не сможет брать новые первые классы. Впрочем, пилотные школы этих трудностей не испугались, и подошли к их решению по-разному. Например, в школе № 792 все учителя начальных классов имеют второе образование, поэтому в основной школе они оказались обеспечены часами, и их переход с одной ступени на другую оказался безболезненным. Так же, как переход их воспитанников – благодаря введению предметного обучения с первых классов. По итогам второго года эксперимента показатели успеваемости учащихся экспериментальных классов этой школы возросли на 10 – 12% по сравнению с предыдущим годом. В других школах, где предметное обучение вводится только с 5-го класса, пошли несколько иным путем: там учителя основной школы стали посещать уроки в начальных классах – чтобы заранее ознакомиться с особенностями будущих пятиклассников. Более того, «предметникам» предоставили возможность проводить уроки в 4 классах, постепенно адаптируя ребят к новым требованиям. Продолжение следует? В целом педагоги высоко оценивают итоги эксперимента: растет успеваемость пятиклассников, снижается уровень тревожности при переходе в основную школу, что позитивно отражается на физическом и психологическом состоянии подростков. Что, по сути, снимает острейшую актуальность проблемы 5-го класса. Так, согласно исследованиям, проведенным в пилотной школе № 1084, более 80% учеников трех пятых классов очень довольны психологическим климатом в школе. Шестилетнюю «началку» поддерживает и большинство родителей, которым нравится идея перехода учителя начальной школы в 5 – 6-е классы. «Педагог начальной школы знает все о ребенке, и, продолжая вести некоторые предметы в 5-м классе, он понимает, на что следует обратить внимание и как закрепить полученные знания. Это снижает стресс при переходе детей в основную школу», - считает Надежда Золотухина, мама ученицы 5-го класса одной из пилотных школ. Организаторы эксперимента считают целесообразным продлить его еще на три года, в частности, для того, чтобы изучить последствия нововведения в 7 и 8 классах. Начальник управления дошкольного и общего образования Департамента образования г. Москвы Владимир Раздин оптимистично оценивает как перспективы эксперимента, так и уровень квалификации столичных педагогов, принимающих в нем участие. «Большинство московских учителей начальных классов имеют высшее педагогическое образование, которое позволяет им вести какие-то предметы до 9-го класса включительно. У нас были случаи, когда учитель начальной школы вел своих детей с 1-го по 11-й класс, преподавая какой-то один предмет на основной и старшей ступенях. Такой учитель видит развитие каждого ребенка, он знает все его болевые точки. Пока о повсеместном введении шестилетней начальной школы речи не идет, можно говорить об увеличении числа экспериментальных школ. Необходимо время для того, чтобы проанализировать результаты эксперимента».


Изгой в классе

06.08.18 | Раздел: Школа
Изгой в классе"В классе моего сына есть хулиганская группировка, которая дразнит и высмеивает моего ребенка. Они обзываются на него нехорошими словами: "дурак", "тупица", "толстый" и так далее. Я считаю, что пока не надо вмешиваться. Мальчики должны сами разобраться", - так считала одна из мам, обратившихся в Центр "Взаимодействие" за психологической консультацией. Распространенный миф о том, что дети должны сами решить конфликт между собой, часто является ошибочным. В том случае, когда ты один на один со своим обидчиком, третий действительно лишний. Совсем другое дело, когда ребенка травит группировка обнаглевших подростков или когда девочка имеет дело один на один с мальчиком в два раза сильнее ее. Здесь необходимо срочное вмешательство педагога, либо родителей, если учителя бездействуют. Иначе вы рискуете, что вашего ребенка изуродуют не только психологически, но и физически. Здесь действует простой з акон физики. Дети - обидчики, как правило, намного превосходят своих жертв по физической силе. Какие дети наиболее подвержены тому, чтобы стать изгоем в классе? Зарубежные психологи выделяют следующие психологические факторы риска: в первую очередь, это дети с физическими отклонениями в развитии. Дети - инвалиды с видимыми физическими дефектами, врожденными аномалиями, умственной отсталостью или хроническими психическими заболеваниями. Такие дети могут стать не только изгоями в классе, но и быть обременительными для своих родителей. Родители, которые больше заботятся о том, как они и их ребенок выглядят в глазах окружающих, чем о самом ребенке, рассматривают его как символ собственного поврежденного самоотражения. Они могут пренебрегать психологическими потребностями ребенка: в любви, во внимании, в принятии, в защите и так далее. Кроме того, дети могут способствовать насилию, как со стороны класса, так и со стороны учителей своей агрессивностью, гиперактивностью и импульсивностью. Такое поведение можно расценивать, как провоцирующее. Дети - жертвы, как правило, обладают меньшей физической силой, чем обидчики. Они тревожны и неуверенны, более чувствительны и пассивны. Эти дети часто имеют симбиотические (слишком тесные) связи с родителями, обладают слабым социальным опытом и поддержкой. Психологи выделяют некоторые поведенческие черты жертвы: подвергается высмеиванию, толчкам и пинкам, старается избегать драк, его вещи отнимают или уничтожают, приходит домой в порванной одежде, в царапинах и синяках, сверстники не принимают его в свои игры, с ним почти никто не дружит, старается держаться вблизи от учителя. Если это портрет вашего ребенка, то у вас есть повод прояснить ситуацию в его школе и классе. Унижения, оскорбления, издевательства и высмеивание ребенка расцениваются психологами как психологическое насилие. Родителям необходимо не только защищать и поддерживать своего ребенка, но и научить его быть более активным и защищать себя. В конечном итоге ваш ребенок должен научиться самостоятельно справляться с проблемами и в то же время он будет чувствовать защиту в своей семье. Нужно больше хвалить и поощрять его поступки, даже самые мелкие достижения. Тем самым вы будете повышать его самооценку и создавать ощущение успеха. Если ваш ребенок обладает реальными физическими дефектами, важно, чтобы вы к этому спокойно относились. Дети прекрасно чувствуют состояние родителей и являются его индикаторами. В качестве примера можно привести две семьи: в одной девочка облысела в 6 лет, в другой мальчик и девочка облысели примерно в том же возрасте. В первой семье мать очень тревожная и гиперопекающая в течение семи лет таскала дочь по разным врачам, заставила ее сменить школу, потому что там девочку обзывали и высмеивали. В новой школе ситуация повторилась. У девочки - подростка сложился комплекс неполноценности. Она носит парик и скрывает проблему от одноклассников, вызывая тем самым к себе всеобщий интерес. В другой семье мать быстро убедилась, что лечение у врачей не принесло ее детям ощутимых результатов, и оставила дальнейшие попытки, перестав при этом заострять внимание на этой проблеме. Если говорить более точно, она совершенно спокойно к этому относилась. В результате ее сын и дочь оба коротко стриженные, причем у девочки нет даже бровей, чувствуют себя прекрасно и в школе все давно привыкли к их виду. Эти два случая иллюстрируют также степень детского интереса и любопытства ко всему необычному, их потребность все изучать и исследовать, узнавать истину. По этой причине девочке из одной семьи задавали разные нетактичные вопросы, а брату с сестрой из другой семьи вопросы быстро перестали задавать, так как тема была исчерпана. Важно, чтобы ваш ребенок чувствовал, что вы действительно любите и принимаете его таким, какой он есть, что вы считаете его привлекательным. В силу своего эгоцентризма дети приписывают ошибки взрослых самим себе: "Если врачи так долго не могут меня вылечить, значит это я такой плохой", "Если отец пришел с работы и не поздоровался со мной, значит во мне что-то не так, я в чем-то провинился". Когда ваш ребенок будет иметь достаточно высокую самооценку и уверенность в себе, его уже не заденут чужие оскорбления. В результате он будет игнорировать своих обидчиков и им будет уже не так интересно его дразнить. Если вы решили разобраться с обидчиками, то вам необходимо не только серьезно с ними поговорить, но и выяснить ситуацию в их семьях. Обидчиками, как правило, становятся дети, которые хронически подвергаются насилию и пренебрежению либо со стороны группы сверстников, либо со стороны взрослых. Так, ко мне на консультацию пришла мать вся в слезах: "Мой сын стал очень агрессивным, дерется в школе, хамит учителям, бьет брата. Я знаю причину - раньше я постоянно наказывала его ремнем, мне казалось, что так правильно его воспитывать. Теперь я боюсь, что из него вырастет преступник". Действительно, если ничего не делать в этой ситуации, то из таких детей вырастают потом преступники. Здесь, как и в других случаях, когда дети становятся жертвами или обидчиками необходима серьезная работа психолога со всей семьей. Насилие порождает насилие. В одной ситуации ребенок оказывается жертвой, в другой обидчиком. Обычно, обидчики получают удовольствие от своей роли, так как им наконец-то удается приобрести чувство силы и контроль над ситуацией. Итак, вам необходимо быть внимательными к школьной жизни своих детей. Очень часто, ситуация "изгоя в классе" складывается не случайно, а является преувеличенным, как в кривом зеркале, отражением отношений царящих в семье.


Имею ли я право забрать своего ребенка на домашнее обучение? И что для этого нужно, что при этом надо учитывать? Или это только для инвалидов? Спасибо. Анна Отвечает Дмитрий Тюттерин, заместитель директора по воспитательной работе общеобразовательной школы «Знак». В современном образовании предусмотрено несколько возможностей обучать ребенка на дому: Первая из них – домашнее обучение. Это когда ребенок прикреплен к какой-то школе, и учителя приходят к нему на дом, проводят уроки. Для того, чтобы перевестись на домашнее обучение, необходимо иметь определенные показатели по здоровью. Не могу дать точный список – на этот вопрос Вам сможет ответить врач в Вашей поликлинике. Вторая – семейное обучение. Переводится на семейное обучение ребенок по решению родителей и по соглашению со школой (теоретически любой). Но тут Вам самим предстоит практически создать свою школу. Для этого Вы должны составить программы обучения, которые должны быть согласованы со всеми проверяющими инстанциями. Преподавательский состав должен быть с соответствующим образованием. И еще много чего здесь нужно: помещение, в котором будут проводиться занятия, соответствующее определенным требованиям и т.п. Не говоря уже о том, что для начала нужно найти школу, которой нужны эти проблемы. В общем, это сложно. Есть еще такая форма обучения, как экстернат. Предполагается, что ребенок самостоятельно или с помощью консультаций изучает предметы и потом сдает их в школе. Многие школы охотно предоставляют эту услугу. Правда, практически во всех школах (в том числе и государственных), эта услуга платная. Этим исчерпываются все формы, которые позволяют Вам взять на себя обучение Вашего ребенка. В связи с этим возникает закономерный вопрос – стоит ли овчинка выделки? Так ли необходимо, чтобы ребенка учили именно Вы? Может, лучше этим займутся люди с профессиональной подготовкой? А все те средства и силы, которые вы потратите на домашнее обучение, можно с успехом пустить на поиск достойной школы. Их, поверьте, немало.


Новости
Ученые назвали 10 веществ, необходимых мозгу

Ученые назвали 10 веществ, необходимых мозгу

Вещества, в которых наш мозг нуждается больше всего. Глюкоза. Найти ее можно в черном и зерновом хлебе, а также макаронах из муки грубого помола. Также она есть в конфетах, сахаре и пирожных. Железо. Его можно обнаружить в бобовых, зерновых
23.11.19



Здоровье моих детей © 2014 Все права защищены. Powered by Здоровье моих детей


Яндекс.Метрика