Школа » Здоровье моих детей
Главная Ребенок от года до школы Детский сад Новорожденные
Логин:  
Пароль:
Красота Беременность и роды Ребенок до года Питание ребенка Развитие,игры Здоровье Воспитание Дом,семья О детях
Популярное на сайте
Заболевания детей
Пневмония у детей

Пневмония у детей

В раннем возрасте наблюдается мелкоочаговая, или катаральная, пневмония, обычно развивающаяся в результате распространения воспалительного процесса с мелких бронхов на легочную ткань. Часть легкого при этом выключается из процесса дыхания,
17.11.17

Лямблиоз у детей. Лечение лямблиоза у детей

Лямблиоз у детей. Лечение лямблиоза у детей

Болезнь вызывается простейшим — лямблией, проживающей в верхних отделах тонкого кишечника, преимущественно в двенадцатиперстной кишке. По разным данным, лямблиозом страдают от 30 до 70 % детей. Цикл развития Лямблии размножаются делением и ежедневно
16.11.17

Когда общение без пива уже не обходитсяТатьяна Емельянова, педагог-методист из Ханты-Мансийска, считает, что при всеобщем приятии и попустительстве взрослых дети стали относиться к пиву как к чему-то не вредному, вроде шипучки. Когда в школе проводят классный час, посвященный профилактике употребления спиртного, педагоги ждут, что на них обрушится шквал вопросов. Но подростки обычно молчат. Почему? Скорее всего никто из них не хочет светиться. Ребята уверены, что им все равно не ответят. И думают, что рискнувшего задать вопрос возьмут на заметку и поставят в очередь за неприятностями. Но в том-то и задача профилактики – сделать так, чтобы этот честный разговор состоялся. Ситуация настолько обострилась? Психодиагносты, тестируя детей, показывают им картинку, на которой нарисован стакан с пенистым, душистым, освежающим напитком. И спрашивают: что это? Еще несколько лет назад на этот вопрос дети дружно отвечали: квас! А сейчас не только подростки, но и младшие школьники не сомневаются, что речь идет о пиве. Так что, как видите, слабоалкогольные напитки и пиво стали привычным и даже чуть ли не обязательным спутником подросткового досуга. У нас площадь у фонтана в Центральном парке Ханты-Мансийска стала любимым местом подростковых тусовок. Вечерами вся площадь усеяна бутылками и банками из-под пива. Пивной алкоголизм – беда не только нашего Севера. Хотя некоторые его особенности у нас выражены наиболее резко. Для Севера характерен вахтовый метод работы: папа-буровик, мама-повар отправляются на вахту, а подростки на две недели полностью предоставлены самим себе. Чем заняться? Ну конечно, пообщаться с друзьями! Вот только общение это без пива уже не обходится. Подростки беспрепятственно покупают пиво. Карманные деньги им это позволяют. Зачастую родители знают, что деньги тратятся на пиво, но либо смотрят на это сквозь пальцы, либо откровенно разрешают. Рассуждают так: привычка, может, и не самая полезная, но и не вредная. Главное, мол, чтобы к водке ребенок не потянулся или к наркотикам, а пиво – оно же безобидное. Опасное заблуждение. Что пиво – не алкоголь, как-то незаметно внедрилось в подростковую среду. Исследования показывают: подростки искренне считают, что ведут абсолютно трезвый образ жизни, если пьют только пиво, а более крепких напитков не употребляют. Родители пришли бы в ужас, если бы узнали, что сын или дочка выпили стакан водки, выскочив вечерком поболтать с приятелями. Да и сами подростки подумали бы, прежде чем согласиться пригубить сорокоградусный напиток. Но в том-то и коварство пива, что оно пьется легко. Объемы выпитого стремительно нарастают. Многие подростки признаются, что для них «нормально попить пивка» – это четыре бутылки по пол-литра или одна большая двухлитровая пластиковая бутыль за вечер. Не на всю компанию – на каждого! Как объяснить подросткам, что пиво – совсем не безопасный напиток? Можно предложить ребятам простую арифметическую задачку: какому количеству водки соответствуют два литра пива? Элементарные расчеты раскроют им глаза: два литра пива крепостью в четыре градуса как раз и будут соответствовать полному стакану водки. Опьянение от пива такое же, как и от любого алкоголя. Возникают провалы в памяти, появляется агрессивность, жажда рискованных приключений. Недавно в Сургуте мальчишки, выпив пива, поспорили, что выпрыгнут из автобуса на полном ходу. И выпрыгнули. Теперь – инвалиды. Утешать себя иллюзией, что слабоалкогольные напитки уберегут подростка от более опасных экспериментов с водкой или психоактивными веществами, глупо. Пиво «открывает им ворота»: подросток с бутылкой пива приучает свой организм к существованию в условиях химического изменения сознания. А школа может как-нибудь помочь подросткам и их семьям? Это очень и очень сложно. И хотя на стороне педагога будут выступать объективные свидетельства врачей, наркологов и милиции, дело с мертвой точки сдвинуть будет трудно. Потому что «на стороне пива» – устоявшиеся привычки, предрассудки, иллюзии, попустительство родителей. И не факт, что правдивая информация окажется для подростка убедительнее. Что же делать? В Сургуте, например, пошли по такому пути: социальные и наркологические службы города помогли создать подростковое общество трезвости «Надежда». Сами ребята, среди которых немало и тех, кто на собственном опыте испытал пивную зависимость, принимают участие в антиалкогольной профилактике в школах. Слово ровесника авторитетнее для подростков.


Легко ли быть родителем подростка?«Это нужно пережить. Это неизбежно. К такому периоду в жизни своих детей приходит каждый», - говорят родители подростков. Но так ли это? Неужели, действительно, этот период настолько ужасен? Неужели его нельзя предотвратить? Неужели к нему невозможно подготовиться и прожить его легко, с удовольствием, с интересом? Вчера Обратимся к недалекому прошлому, когда наши дети лежали поперек кроватки, начинали ползать и ходить, разговаривать и доказывать миру, что «я сам». Вот тогда и нужно было начинать «воспитание подростка». А начинать, как обычно с себя. Что нужно делать? - Право на ошибку. Чего бы ни пытался делать ребенок, расслабьтесь и позвольте ему экспериментировать. Вот он карабкается по крутой лестнице, у вас сжимается сердце, но сдержите себя и позвольте ему самому совершить свои ошибки и падения. Поверьте, страшного ничего с ним в этом случае произойти не может. Ребенок – не дурак. Он делает только то, на что его хватает сегодня. Он совершает свою маленькую победу, чтобы завтра сделать новый бросок. А этот несется сломя голову по льду, по которому взрослый человек идет еле-еле (так поступает мой младший сын). Сначала я тряслась и кричала: «Егор, тут лед!» Потом перестала. За дорогу от дома до остановки он падает несколько раз, поднимается и снова бежит, останавливается, несколько секунд дышит как паровоз и снова марш-бросок. Дети делают кучу дел, и наша задача оставлять за ними право на ошибку. Это их жизнь. Они пришли на Землю, чтобы прожить ее самостоятельно. Мы же пытаемся это сделать за них, оберегая и защищая. - Доверие. Ребенок сам знает, чего он хочет. Вы замечали, что ребенок говорит «Я хочу!», а взрослый «Я НЕ хочу!»? Думали, почему так происходит и к чему приводит впоследствии? Вам остается только учиться доверять его желаниям. Если они вам непонятны, выяснить причины этих «хочу». Этого вполне достаточно для того, чтобы убедиться, что «просто так» ребенок ничего делать не будет. А если есть причина поступка, то почему не совершить подвиг во имя своего ребенка – довериться ему?! - Это его жизнь. Увы, дело обстоит именно так. Как бы нам ни хотелось считать, что мы нужны ему как воздух, это неправда. Или правда до определенной степени. Мы нужны ему (ей) ровно столько, пока у него есть в нас потребность. А потребность его - это наша любовь. По большому счету, это все, что ему нужно. Представьте, что перед вами чужой ребенок. Или вообще взрослый человек. Будете вы навязывать ему свою помощь, защиту, советы, будете контролировать его поступки, подстилать соломку, исправлять его промахи? Нет? Почему? Ведь именно так вы поступаете со своим ребенком! Вы скажете: это же мой ребенок! И что? Значит, вы цепь, которая накрепко привязала его? Значит вы кнут, который готов одергивать его в любой нужный вам момент? Значит вы рабовладелец, который имеет право сделать со своим рабом все, что пожелает? Вы, как родитель, можете многое, очень многое. Но прожить жизнь за своего ребенка – не в состоянии. И если вдруг соберетесь это сделать, то совершите самое серьезное преступление против своего чада. - Ответная благодарность. Пока ребенок маленький, мы не ждем от него благодарности. Он бросается нам на шею, обнимая и целуя. Чем старше он становится, тем больше благодарности мы ждем от него. Он же, по нашему глубокому убеждению (которое я склонна назвать глупостью), должен понимать, ЧТО мы делаем для него, ЧТО мы делаем РАДИ него. Да ничего он вам (и мне в том числе) не должен! Мы делаем все это, потому что САМИ так хотим. И ребенок тут совершенно ни при чем. И вот тут мы, наконец, добрались до подросткового возраста. Сегодня Так как все-таки следует вести себя родителям с подростками? Все выше сказанное в равной степени относится к родителям детей любого возраста. С одним маленьким отличием. У родителей малышей еще есть временная фора для экспериментов. У подростковых родителей ее нет. Увы:(( Итак. Доверять, перестать контролировать, заботиться, перестать считать, что перед вами маленькие детки, принять, наконец, что дети – самостоятельные взрослые личности со своим правом распоряжаться собственной жизнью. Перестать их тыкать носом в недостатки, невыполненные обещания, оплошности. Замечайте то, что сделано хорошо, и не акцентируйте внимание на том, что сделано плохо. Перечитайте Курдюмова. Он прекрасно пишет об этом. И, наконец, открыв рот, чтобы прочитать нотацию, сделать замечание, поучить жизни, сосчитайте мысленно до 10, посмотрите на себя, можно в зеркало, и задайте себе вопрос: я идеальна (идеален)? А теперь закройте рот и помолчите. Завтра Принять такие вещи нелегко. Мало того, если маленький ребенок подчинялся вашим требования, то повзрослевший будет делать все наоборот, усугубляя и без того сложную для родителей задачу. Но я знаю: вы справитесь. Справитесь, потому что я верю в вас, потому что в вас верят ваши дети – самые лучшие и прекрасные создания на свете. Формируя уважительное отношение к своему чаду, не вламываясь в его жизнь, как слон в посудную лавку, вы создадите такой мощный задел на будущее, о котором даже не мечтали. Кроме навыков: самостоятельность, умение брать на себя ответственность, принимать решение и т.д., вы получите огромную сыновью благодарность. Дети станут вашими друзьями. Хотите вы таких отношений? Тогда начинайте прямо сейчас. И не важно, сколько лет детям. Менять себя, дорогие мои родители, никогда не поздно.


Легко ли быть родителем подростка?«Это нужно пережить. Это неизбежно. К такому периоду в жизни своих детей приходит каждый», - говорят родители подростков. Но так ли это? Неужели, действительно, этот период настолько ужасен? Неужели его нельзя предотвратить? Неужели к нему невозможно подготовиться и прожить его легко, с удовольствием, с интересом? Вчера Обратимся к недалекому прошлому, когда наши дети лежали поперек кроватки, начинали ползать и ходить, разговаривать и доказывать миру, что «я сам». Вот тогда и нужно было начинать «воспитание подростка». А начинать, как обычно с себя. Что нужно делать? - Право на ошибку. Чего бы ни пытался делать ребенок, расслабьтесь и позвольте ему экспериментировать. Вот он карабкается по крутой лестнице, у вас сжимается сердце, но сдержите себя и позвольте ему самому совершить свои ошибки и падения. Поверьте, страшного ничего с ним в этом случае произойти не может. Ребенок – не дурак. Он делает только то, на что его хватает сегодня. Он совершает свою маленькую победу, чтобы завтра сделать новый бросок. А этот несется сломя голову по льду, по которому взрослый человек идет еле-еле (так поступает мой младший сын). Сначала я тряслась и кричала: «Егор, тут лед!» Потом перестала. За дорогу от дома до остановки он падает несколько раз, поднимается и снова бежит, останавливается, несколько секунд дышит как паровоз и снова марш-бросок. Дети делают кучу дел, и наша задача оставлять за ними право на ошибку. Это их жизнь. Они пришли на Землю, чтобы прожить ее самостоятельно. Мы же пытаемся это сделать за них, оберегая и защищая. - Доверие. Ребенок сам знает, чего он хочет. Вы замечали, что ребенок говорит «Я хочу!», а взрослый «Я НЕ хочу!»? Думали, почему так происходит и к чему приводит впоследствии? Вам остается только учиться доверять его желаниям. Если они вам непонятны, выяснить причины этих «хочу». Этого вполне достаточно для того, чтобы убедиться, что «просто так» ребенок ничего делать не будет. А если есть причина поступка, то почему не совершить подвиг во имя своего ребенка – довериться ему?! - Это его жизнь. Увы, дело обстоит именно так. Как бы нам ни хотелось считать, что мы нужны ему как воздух, это неправда. Или правда до определенной степени. Мы нужны ему (ей) ровно столько, пока у него есть в нас потребность. А потребность его - это наша любовь. По большому счету, это все, что ему нужно. Представьте, что перед вами чужой ребенок. Или вообще взрослый человек. Будете вы навязывать ему свою помощь, защиту, советы, будете контролировать его поступки, подстилать соломку, исправлять его промахи? Нет? Почему? Ведь именно так вы поступаете со своим ребенком! Вы скажете: это же мой ребенок! И что? Значит, вы цепь, которая накрепко привязала его? Значит вы кнут, который готов одергивать его в любой нужный вам момент? Значит вы рабовладелец, который имеет право сделать со своим рабом все, что пожелает? Вы, как родитель, можете многое, очень многое. Но прожить жизнь за своего ребенка – не в состоянии. И если вдруг соберетесь это сделать, то совершите самое серьезное преступление против своего чада. - Ответная благодарность. Пока ребенок маленький, мы не ждем от него благодарности. Он бросается нам на шею, обнимая и целуя. Чем старше он становится, тем больше благодарности мы ждем от него. Он же, по нашему глубокому убеждению (которое я склонна назвать глупостью), должен понимать, ЧТО мы делаем для него, ЧТО мы делаем РАДИ него. Да ничего он вам (и мне в том числе) не должен! Мы делаем все это, потому что САМИ так хотим. И ребенок тут совершенно ни при чем. И вот тут мы, наконец, добрались до подросткового возраста. Сегодня Так как все-таки следует вести себя родителям с подростками? Все выше сказанное в равной степени относится к родителям детей любого возраста. С одним маленьким отличием. У родителей малышей еще есть временная фора для экспериментов. У подростковых родителей ее нет. Увы:(( Итак. Доверять, перестать контролировать, заботиться, перестать считать, что перед вами маленькие детки, принять, наконец, что дети – самостоятельные взрослые личности со своим правом распоряжаться собственной жизнью. Перестать их тыкать носом в недостатки, невыполненные обещания, оплошности. Замечайте то, что сделано хорошо, и не акцентируйте внимание на том, что сделано плохо. Перечитайте Курдюмова. Он прекрасно пишет об этом. И, наконец, открыв рот, чтобы прочитать нотацию, сделать замечание, поучить жизни, сосчитайте мысленно до 10, посмотрите на себя, можно в зеркало, и задайте себе вопрос: я идеальна (идеален)? А теперь закройте рот и помолчите. Завтра Принять такие вещи нелегко. Мало того, если маленький ребенок подчинялся вашим требования, то повзрослевший будет делать все наоборот, усугубляя и без того сложную для родителей задачу. Но я знаю: вы справитесь. Справитесь, потому что я верю в вас, потому что в вас верят ваши дети – самые лучшие и прекрасные создания на свете. Формируя уважительное отношение к своему чаду, не вламываясь в его жизнь, как слон в посудную лавку, вы создадите такой мощный задел на будущее, о котором даже не мечтали. Кроме навыков: самостоятельность, умение брать на себя ответственность, принимать решение и т.д., вы получите огромную сыновью благодарность. Дети станут вашими друзьями. Хотите вы таких отношений? Тогда начинайте прямо сейчас. И не важно, сколько лет детям. Менять себя, дорогие мои родители, никогда не поздно.


Мыслями о современном российском образовании делится протоиерей Илия Шугаев, настоятель Храма Михаила Архангела г. Талдома (Московская область), автор многочисленных книг, посвященных проблемам подростков. - Что бы Вы изменили в современном школьном образовании? - Современное образование имеет те же недостатки, что вся современная западноевропейская цивилизация, которая все более проникает в нашу совершенно иную цивилизацию православных (в том числе славянских) стран. Одним из этих недостатков является то, что в иерархии ценностей профессионализм стоит выше семейных ценностей. Имеется в виду то, что если ты специалист высокой квалификации, то тебя будут уважать независимо от того хороший ты семьянин или нет. В этом обществе ты нужен, прежде всего как винтик большой системы, создающей материальные блага для всеобщего счастья – в конечном итоге, системы экономической. В области образования это проявляется в том, что ребенок оценивается в первую очередь по шкале успеваемости и уровня знаний, а вовсе не по его каким-то личностным качествам, например, способности любить, быть верным другом. Конечно, это тоже учитывается, но стоит не на первом месте. Вокруг успехов в школе крутится вся жизнь ребенка, начиная с детского сада, где его уже готовят, а часто просто натаскивают на будущую учебу в школе. В результате такого положения школа превращается в конвейер по производству этих самых винтиков, а не развитых личностей. Не хочу обижать учителей, они стараются воспитать личность в детях, но сама система образования устроена именно как конвейер, поэтому, если учителям и удается что-то сделать, то не благодаря, а вопреки ей. Приведу два примера того, что школа не учитывает особенностей личности ребенка. Во-первых, не учитывается даже пол ребенка. С 50-х годов полностью исчезли школы с раздельным обучением мальчиков и девочек. Любому психологу, и большинству простых родителей известно, что в школьном возрасте девочки опережают в своем психологическом развитии мальчиков примерно на два года. Это было всегда известно и Церкви, почему и разрешалось венчаться девушкам с 14 лет, а парням только с 16. Ими в этом возрасте молодыми людьми достигалась полная внутренняя зрелость и готовность создать семью. К сожалению, из-за сильного инфантилизма к современной молодежи это не относится. Например, в седьмом классе, как правило, уже все девочки входят в переходный возраст в то время, как парни в большинстве своем войдут в него только в восьмом классе. Итак, в школах в течение десяти лет мальчики сидят рядом с девчонками, которые психологически в среднем на два года старше. Не удивительно, что в советские годы комсорг класса была девушка, что староста класса была девушка, что при подготовке к различным мероприятиям девушки занимали более активную позицию. Десять-одиннадцать лет девочки и девушки в школьных стенах получают своеобразный жизненный опыт. Этот опыт им говорит, что мальчишки безответственны, что они глупы и ленивы, что им ничего нельзя поручить, что нужно все делать самой. Девушки получают опыт руководить парнями, читать им морали, упрекать их, ругаться с ними. Девушки впитывают ощущение своего превосходства над мужским полом. А парни – наоборот. Мужское самолюбие подсказывает, что так не должно быть, но реально они действительно слабее девчонок. В ответ они больше хулиганят, ставят подножки, дергают за косы, швыряются портфелями, больше хорохорятся, обижаясь на девчонок, и в знак протеста женской власти уходят от исполнения обязанностей. Девчонки представляются парням выскочками и зубрилами. В итоге парни получают совершенно другой жизненный опыт – опыт ухода в сторону от дел, опыт хулиганского протеста. А если к этой картине добавить то, что подавляющее большинство учителей – женщины, и, соответственно, манера преподавания и требования к ученикам – женские, то перед нами вырисовывается картина конвейера по антисемейному воспитанию. Все учителя теоретически хотят помочь детям вырасти и создать в будущем хорошую семью, но система делает все наоборот. Современное образование не ориентировано на личность Приведу и второй пример того, что в современной школе не учитываются особенности личности человека. Мне довелось немного познакомиться с тринадцатилетним пареньком, у которого мать и отец пьют. Сам он не курит и не пьет, очень переживает, что родители пьют, и учителя однозначно говорят, что парень очень добрый и отзывчивый. Но, тем не менее, он никак не вписывается в жизнь этого мира. Учиться он не может: часто получает двойки, прогуливает. Не потому, что глупый, а потому, что никакая учеба в голову не лезет, потому что все его душевные силы уходят на то, чтобы смириться с тем, что у всех нормальные родители, а у него пьют. Ведь ему приходится любить опустившихся людей! А это нелегко! Поэтому на уроках он ведет себя плохо, часто разговаривает, отвлекается. Учителям приходится ставить его на место, чтобы создать рабочую обстановку в классе, приходится иногда выгонять его из класса. И постепенно начинается травля: «Ты двоечник, ты глупый, ты сын алкоголика, и сам сопьешься. Прямая тебе дорога либо в тюрьму, либо всю жизнь в кювете пьяному валяться». И все это произносится не только взрослыми, в это включаются и одноклассники, они тоже считают его глупым, развязным, в общем ненормальным. Уверен, что если ничего не изменится, то пройдет еще года два, исполнится ему пятнадцать, и он сорвется и пустится во все тяжкие. Потому что этот мир не принимает его. Дома ему неуютно, в школе ему тяжело, и ему от этого уже легче нарушить закон: «Вы сами назвали меня хулиганом и бандитом. И почему я должен соблюдать правила мира, в котором мне нет места? Я не из этого мира, и его законы мне не закон!» И виновата в том, что человека затравили словно волчонка, – система, в которой почему-то уровень образованности, а не доброта и отзывчивость являются критериями хорошего человека. Если бы никто не приставал к этому ребенку с обязательным средним образованием, а отправили его спокойно работать, то он бы стал хорошим рабочим или фермером, и никто бы не считал его тупым из-за того, что он не доучился до одиннадцатого класса. Для таких детей в современной системе образования практически не предусматривается нормального пути. Это тот случай, когда невписавшегося в общий формат ребенка конвейер только уродует. Попробую сделать вывод. Что бы я изменил в современной школе? Надо сделать школу личностно-ориентированной. Это красиво звучит, но осуществить очень трудно. На первом этапе хотя бы ввести раздельное обучение мальчиков и девочек в больших школах, а в малокомплектных хотя бы пропустить всех педагогов через курсы половозрастной психологии. - Что в нынешней системе образования хорошо? Что плохо? Чему оно не учит? - Хорошо то, что мы наследники не западноевропейской цивилизации, ориентированной на успех и качество. Наша ценность – это наши учителя, которые в большинстве своем не только замечательные люди и любят детей, но и не «штампуют» из них безликих существ, стараются, чтобы школа не была конвейером. Но вновь повторю: делают это вопреки, а не благодаря современной системе образования. Нынешняя система образования не учит самостоятельности, не учит основам семейной жизни. Хотя я думаю, что для того, чтобы учить самостоятельности в школе, придется менять всю систему образования. Если в классе будет сидеть 30 детей, то главная добродетель ученика – послушание и исполнительность. Но тогда мы не получим зрелых и самостоятельных личностей. Обучение самостоятельности – это «штучная» работа, здесь и 10 учеников – это перегрузка. И для обучения основам семейной жизни надо еще немало поработать, поскольку я даже не представляю, как может выглядеть светская концепция семейной жизни. Эти два пробела в воспитании находятся в самой природе современной школы. Ведь школа задумывалась как завод или фабрика по воспитанию детей, которая должна придти на место кустарного воспитания в семейных условиях. Поэтому неминуемы как обезличивание ученика (он словно заготовка или белый лист бумаги), так и отрыв ребенка от семьи. Задача образования – научить добывать информацию - Как сделать современное образование эффективным? - Отмечу два момента. Первое. Голодному лучше дать удочку и научить ловить рыбу, чем просто кормить его. В первом случае он будет сытым и трудолюбивым, а в другом сытым и ленивым. Это можно справедливо отнести и к учебе. Задача образования – не напичкать ребенка информацией, а научить ее добывать и перерабатывать. По моему мнению, можно спокойно уменьшить объем преподаваемого, но учить ребенка работать с первоисточниками, добывая крупицы знаний. Знание, полученное таким образом, будет меньше по объему, но более долговечным. Что легко получено, легко забывается. Знание, полученное с трудом, будет лежать не на задворках памяти, а всегда в активе. Второе. Образование – это еще и большой навык применения знаний. Если старшеклассник знает «правило буравчика», но в своей жизни не починил ни одной розетки, то, по моим представлениям, он не получил образования. Труд развивает человека еще больше, чем теоретические знания. Я это ясно прочувствовал лет в 15, когда мама попросила меня построить туалет на даче. Я сначала подумал, что это дело самое что ни на есть пустяковое, и я быстро справлюсь. Но как только принялся за дело, понял, что здесь есть определенные трудности. Я не получал такого прорыва в математике, решая задачки по тригонометрии, какой получил, делая «примитивный» туалет. Все задачи в учебнике были уже четко сформулированы: вот условия, вот вопрос. А теперь я стоял в нерешительности и долго думал: надо поставить самому себе задачу, выбрать условия. У меня в голове было 33 варианта того, как можно сделать туалет: можно треугольный, а можно прямоугольный, дверь можно сделать такую, а можно другую, окошечко такое, а можно и другое. Начал делать: первая ошибка, не учел уклон земли, пришлось кое-что переделывать. Продолжаю: опять просчет, надо было скат крыши согласовать с длиной листов металла, а то придется резать так, что одни отходы. Впервые я понял, как нелегко продумать все от начала до конца, все самые мелкие детали, и потом все довести до конца, чтобы все ручки, крышки, крючки и петельки были на месте, и чтобы всем было удобно. Это было первым самостоятельным делом в моей жизни. А самое главное – каждые пять минут приходилось делать самому выбор среди множества вариантов, принимать решение, если что-то не сходилось. Это было совсем не похоже на решение задач из учебника. Труд учит ставить перед собой четкую задачу и решать ее, учит исправлять ошибки, если задача поставлена неправильно. Для повышения эффективности образования необходимо увеличить долю трудового обучения. - Было ли Ваше образование лучше, чем существующее сегодня? Особенностью современного образования в отличие от советского является, как мне кажется, больший перегиб в сторону информативности. Говоря о том, что мир быстро меняется, начинают говорить о том, что ребенку надо очень много знать, чтобы не отставать от жизни. В результате на ребенка вываливается огромный поток информации, который он не может переварить. Не может потому, что сначала надо было сформировать у ребенка мировоззрение. Для этого не надо много знаний, но надо дать ребенку систему ценностей, то есть, во-первых, иерархию ценностей (что важно, что не важно), во-вторых, нравственную шкалу (что хорошо, что плохо). Тогда он научится осмысливать любую(!) новую информацию. Тогда у него будет целостная картина мира, и он сможет каждое новое знание поставить на определенное место в своей системе знаний, он его сможет оценить. По объему знаний я сравнивать современное и советское образование не могу. А что касается мировоззрения – я уверен, что получил лучшее образование, чем то, что получают наши дети. Нам давали систему мировоззрения, хотя, конечно, она не была основана на каком-то глубоком онтологическом фундаменте. Например, всем объяснялось, что надо быть добрым и честным, но только затем, чтоб не делать другому, чего не хочешь себе. Но почему я не могу запереться в комнате, закрыть дверь на ключ, задернуть занавеску и смотреть развратный фильм или напиться втихаря? Меня никто не видит, я никому плохо не делаю – почему я не могу этого делать? Только верующему человеку понятно, почему нельзя – ты оскорбляешь присутствие Божие. Конечно, советское мировоззрение было слабовато в смысле основательности, почему оно постепенно размывалось и разрушалось. Но иметь даже такое мировоззрение лучше, чем иметь голову, забитую информацией, но не иметь четкого представления о добре и зле.




Здоровье моих детей © 2014 Все права защищены. Powered by Здоровье моих детей


Яндекс.Метрика