Главная Ребенок от года до школы Детский сад Новорожденные
Логин:  
Пароль:
Красота Беременность и роды Ребенок до года Питание ребенка Развитие,игры Здоровье Воспитание Дом,семья О детях
Популярное на сайте
Заболевания детей
Фарингит у ребенка. Лечение фарингита

Фарингит у ребенка. Лечение фарингита

Чаще всего причиной боли в горле у ребенка бывает острое или хроническое воспаление глотки (фарингит), а также миндалин (
14.10.18

геморрагический васкулит лечение

геморрагический васкулит лечение

   Васкулит, или капилляротоксикоз, или болезнь Шенлейна-Геноха — заболевание аллергической природы, сопровождающееся воспалением сосудистой стенки с увеличением ее проницаемости, ломкости и кровоизлияниями в кожу и внутренние
06.10.18

Крестьянская семья, 1912 годСемьи, имеющие много детей, живут в настоящем времени, какое бы оно ни было. И опыт традиционной (дореволюционной) российской семьи нынешней семье не вполне подходит. Ведь Россия была страной в основном аграрной. А сейчас большинство жителей, а значит и многодетных семей – горожане. Второй тип традиционной многодетной семьи – семья дворянская или купеческая, тоже не вполне совпадает с современным «подвидом» многодетной семьи. В чем различия дореволюционной и современной многодетной семьи? По улице слона водили Большинство семей в дореволюционной России были многодетными. Вспомните, сколько детей было в семье прабабушки? А прапрабабушки? Да, доживали до взрослого возраста отнюдь не все, не у всех были свои дети. Но если родители были живы и относительно здоровы, то у них редко рождалось меньше 3 (а то и 5) детей. Родственники, соседи, знакомые – все вокруг были многодетными. И как раз обратная ситуация – малодетность – воспринималась как исключение. «Что, всего один у них сын? Так ясно, хозяин болеет (здоровье у хозяйки слабое) …» или «Рано она овдовела, детей всего двое (трое)». Теперь же на многодетных родителей нередко смотрят со смесью любопытства и испуга: экая диковина, около одной матери четверо ребятишек: «по улице слона водили» Вспомните семейные фото начала века: вокруг родителей сколько стояло детей? Сейчас этот жанр не в моде. Итак, современное отношение к многодетной семье извне совершенно иное, и это не может не влиять на внутреннее самосознание членов семьи, больших и маленьких. Наверное, стоит вырабатывать толерантность, то есть устойчивость к оценкам извне – как восторженным, так и осуждающим. Много детей – мало взрослых В современной многодетной семье сокращена внешняя поддержка со стороны родственников. Родители нередко оказываются один на один перед «численно превосходящими силами противника». Совсем иначе было в традиционной семье. Детей тогда рождалось немало, но и взрослых было достаточно. Имелись братья-сестры отца и матери, многочисленные бабушки-дедушки-сватья-кумовья, а также бездетные тетушки. Вывод: планируйте и старайтесь организовать помощь извне. Это не стыдно, это необходимо и нормально. А если помощников у вас все же нет – учитесь распределять собственные силы и планировать отдых. Помните, «синдром выгорания», хроническая переработка – одна из главных опасностей современных многодетных родителей. Имеющиеся взрослые старшего поколения могут не радоваться тому, что детей много. А ведь особенно пока дети еще малы, родителям очень нужна моральная поддержка извне, одобрение значимых взрослых. Нам нужно, чтобы наших детей хвалили, одобряли сам факт их существования. Чтобы рядом, хотя бы иногда, оказывались близкие люди, которым эти дети тоже были бы интересны. Нам нужно, чтобы кто-нибудь говорил: да, вы все делаете правильно. Вывод: вам обязательно нужна будет «группа поддержки» -- взрослые люди, разделяющие ваше мировоззрение (священники, единомышленники, просто сочувствующие) и образ жизни – друзья, семьи, имеющие детей. Сегодняшний город – не дореволюционная деревня Большинство российских семей до революции проживало вне городской черты. Ритмы жизни, естественно, были совершенно иные. А самая энергоемкая часть дня современной многодетной мамы – прогулка – не представляла вообще для взрослых проблемы. Из-за того, что пространство не было замкнутым, меньше было и ссор между детьми. Аргумент «у моей прабабушки было 12 и ничего» работает ограниченно. Некоторые вещи (например, степень здоровья) просто нельзя сравнивать. В отличии от дореволюционной деревни ребенок сегодня воспринимается не как потенциальный помощник, работник (поскорее подрастай, да в работу поспевай), а как существо, в которое довольно долго надо вкладываться. Нагружая ребенка мы, родители, можем всякий раз испытывать неудобство – ведь сами-то мы росли в праздности. А в большой семье дел невпроворот, родительских рук подчас не хватает. Не делиться обязанностями по дому с детьми маловозможно (маме просто не успеть), недальновидно (родителей должно хватить надолго) и нечестно (ведь есть много такого, с чем ребенок вполне в состоянии справиться). Но привлекая детскую помощь, надо знать меру, не забывать, что это все же дети, и благодарить за участие. Гувернантка, нянька, кучер и кухарка В дворянской семье на каждого ребенка приходилось по несколько взрослых. И образование получали все. В крестьянской семье в образованные выбивались наиболее способные, за счет собственных усилий. Попробуем составить пропорцию, какая доля взрослого приходится на одного ребенка в современной большой семье? И другую пропорцию – какой уровень и качество образования для своих детей вы предполагаете нормальным, относительно существующих стандартов? В современной многодетной семье количество материальных и человеческих ресурсов крестьянской семьи, а мерка – семьи дворянской. Ситуация во многом парадоксальная. В дворянской или просто семье с достатком, в которой росло много детей, много было и учителей, мамок и нянек. Работа матери, в частности образовательная, была поделена между многими взрослыми. Управляющий подсчитывал убытки и прибыль, кучер закладывал карету, повар готовил обед, горничная прибирала вещи, кормилица занималась младенцем, гувернер – детьми постарше. Теперь все эти многочисленные и плохо совместимые роли поделены между двумя взрослыми. Вывод: сознавайте свои ограничения. Особенно если у кого-то из ваших детей есть особенности развития или трудности обучения, не думайте, что вы успеете все, в том числе и качественно с ним позаниматься. Делегируйте максимум обязанностей. Большая семья – большой образовательный проект Если еще 100 лет назад образование получали только самые одаренные и мотивированные из детей из среднеобеспеченных слоев, то теперь образование всеобщее. И многодетные родители, в силу своего родительского профессионализма, хотят дать детям непременно самое лучшее, качественное образование с самых ранних лет. Особенно «достается» страшим детям. А ведь если в семье растут 3-5 детей с разницей в возрасте в несколько лет, то их школьное образование может растянуться не на одно десятилетие. Если в течение учебного года ритм жизни всей семьи ненормально высок из-за того, что вы пытаетесь посетить с каждым ребенком как можно больше занятий, то на домашний очаг сил явно хватать не будет. А что будут помнить подросшие дети? Постоянные гонки с одного занятия на другое. «Образование любой ценой» лучше не делать девизом многодетных родителей. Мерой включенности каждой конкретной семьи в образование и развитие детей должно служить, прежде всего, количество сил у родителей – им нельзя надрываться ни на чем, тем более на детском образовании, а также природный уровень способностей у детей. Не стоит прыгать выше головы. И чего это я так устала? Существующий в обществе воспитательный стандарт малодетной семьи опрокидывается на семью многодетную. «Отчего же я сегодня так устала?» – размышляет в конце дня, с трудом достигнув кровати, многодетная мама. И всего-то ничего – сбегала на молочную кухню, потом в школу отвела, потом в магазин. Потом вроде ничего не делала – дома были трое дошкольников, мы тихо варили суп и убирались, потом в школу, тихий час, прогулка – в общем, всем знакомый «бесконечный список» в меру сумасшедшей городской мамаши, только помноженный на 3 или на 4. А вот попробуйте просто взять и записать на листок все дела, которые вы успели за этот день сделать. И рядом, в другой колонке – то, что вы собирались, но не успели. А теперь вставьте время, необходимое на отдых и восстановление. А также посчитайте, сколько времени вредничали и не слушались дети. Получилось? И можно ли тут не устать? Аналогов нет Современная многодетная семья – абсолютно новый социальный, культурный, психологический и педагогический феномен. «Спешите видеть! В истории впервые!!». Современная большая семья живет на пепелище разрушенного в советские годы института семьи традиционной. Критерием благополучности или не благополучности нашего с вами «лонгитюдного жизненного эксперимента» видимо станет то, какими вырастут наши дети. А еще вернее – какие семьи они смогут создать. Захотят ли и они иметь большую семью? Возникнет ли новая традиция? Или нынешняя многодетная волна – лишь реакция на воцерковление? Останутся ли наши выросшие дети в лоне церковном, захотят ли они повторить родительский путь – вот критерий нашего успеха, а не внешняя оценка или соответствие определенным образовательным стандартам. Парадоксальность – не значит невозможность и нежизнеспособность. И если изложенные выше мысли помогут отсечь то наносное, лишнее, что мешает спокойно жить сегодня родителям больших семейств – я буду рада.


Детские вопросы о смертиВ возрасте от трех до шести лет детей начинают занимать важнейшие вопросы человеческого существования: вопросы жизни, любви и смерти. Парадоксально, но, похоже, дети задаются подобными вопросами значительно чаще, чем мы, взрослые, в нашей обыденной жизни. Любовь и смерть – это то, что всерьез волнует сейчас Ваших маленьких философов, и обсуждения столь серьезных тем Вам не избежать. И я тоже когда-нибудь состарюсь? Да, как и все люди. Мы растем, взрослеем и старимся. Каждый проходит через все жизненные этапы. В один прекрасный день нам столько же, сколько нашим родителям; затем столько, сколько было бабушке и дедушке. Но это происходит постепенно: детство, юность, зрелость и старость сменяют друг друга и он не пропустит ни одного этапа. Если он спросит вас о том, что будет после старости, не бойтесь сказать ему, что по окончании жизненного цикла человек умирает, и он тоже умрет. Возможно, что именно это ваш ребенок и хочет узнать. Старые люди всегда болеют? Некоторые пожилые люди остаются в отличной форме, другие постепенно слабеют. Это зависит от очень многих вещей. Возможно, у вашего чада возникнет своя версия того, почему одни бодры и телом, и душой, а другие – не очень. Конечно, « механизм » со временем изнашивается. Но даже в преклонном возрасте можно любить жизнь и наслаждаться ею. Задавая подобные вопросы, ребенок пытается представить себе, какими будут его родители когда состарятся, а возможно, задумывается и о « закате » своей жизни.. Что такое "умереть"? Большинству родителей тяжело говорить об этом со своими детьми. Мы бы предпочли, чтобы ребенок как можно позже задумался о конечности жизни. Но для ребенка совершенно естественно интересоваться столь важными вещами, о существовании которых он раньше и не догадывался. Некоторые дети задают этот вопрос, если не стало кого-то из близких. Некоторые, таким образом, выражают свою тревогу за родителей. Все дети надеются на то, что родители всегда будут рядом. Кроме того, каждый ребенок уже немного знаком со смертью: раздавленный жук на дорожке, опадающие листья. Понемногу он начнет видеть сходство между увяданием природы и старением человека. Если вы ясно и спокойно скажете, что смерть неизбежна, ребенку будет легче с этим смириться. Напротив, если вы будете избегать этой темы, он, скорее всего, начнет беспокоиться. Люди умирают, когда их жизнь заканчивается. Его жизнь только начинается. Лучше избежать витиеватого объяснения, что умереть - это «уснуть вечным сном». Такая формулировка может встревожить ребенка и лишить его сна. Как тут уснешь, если можно не проснуться! Когда умирают, это навсегда? Малыши готовы верить в то, что умерший человек может ожить. Они совершенно не удивляются, когда чудесным образом возрождается главный герой мультика. Да и сами они сотни раз «убивали» друг друга, играя в «войнушку», а затем вставали на ноги. В реальной жизни смерть необратима, мы больше не увидим человека, который от нас ушел. Теперь этот человек будет жить только в нашей памяти, в нашем сердце. Вы умрете раньше меня? Конечно, ваш ребенок боится потерять вас, вашу любовь, ему трудно представить, что когда–нибудь он сможет обходиться без вас. Вам придется сказать ему, что скорее всего именно так и будет, и это нормально: люди более старшего возраста умирают раньше молодых. А вы-то уж точно старше его – ведь вы его родители. Но это случится еще не скоро! Вы еще не достигли конца вашей жизни, и надеетесь провести еще много радостных дней, месяцев и лет в его обществе. А маленькие дети тоже умирают? Страх смерти тревожит большинство детей. Почти все детские страхи лишь отражение боязни небытия. Но как бы то ни было, вам придется признать, что иногда такое действительно случается. В естественном распорядке жизни бывают исключения. Несчастные случаи, болезни, войны приводят к преждевременной смерти, и дети также могут оказаться в числе жертв. Что случается с человеком после смерти? Обычно этот метафизический вопрос возникает позже всех остальных. Ребенок составил себе представление о жизненном цикле человека, и теперь заинтересовался вопросом, на который мы не можем дать «научный» ответ. Объясните разницу между телом и душой. О том, что происходит с телом, нужно честно рассказать: его зарывают в землю или сжигают (перед тем как умереть, человек сам решает, как его будут хоронить). Что касается души, лучше чтобы ваши объяснения были связаны с верованиями, которых придерживаются в вашей семье. Когда ребенок вырастет, он сможет сформировать собственное мнение о загробной жизни или ее отсутствии. А пока ему важно знать, что вы имеете об этом некоторое представление и готовы с ним поделиться. Кроме того, подчеркните, что как бы то ни было, после смерти человек остается жить в памяти и сердцах людей, которые его помнят. Тяжелая болезнь в семье Для любого человека, независимо от его возраста, труднее всего переживать событие, оставаясь в неведении. Обычно, родители оберегают своих детей от негативной информации, будучи уверенными, что они не замечают печальных перемен. Ребенок чувствует сильную тревогу, оставаясь «отрезанным» от событий происходящих в семье. Он не получает возможности адаптироваться к тяжелой ситуации, принять ее, мобилизовать все свои способности, чтобы быть готовым перенести испытание. Если кто-то из членов семьи тяжело болен, необходимо подготовить малыша к возможному фатальному исходу. Сказать ему, что никак не удается победить болезнь. Утешьте его, говоря, что, несмотря на боль, ему удастся достойно встретить это. Помочь ему пережить горе Вы не сможете скрыть от ребенка смерть близкого, даже если он не сразу заметит его отсутствие, он обязательно почувствует ваше состояние. Видя вас расстроенными, он может подумать, что именно он причина вашей печали. Лучше сразу сообщить малышу о том, что случилась, и если он спросит, то и о причине смерти. Возможно, реакция ребенка покажется вам «прохладной». Это не бесчувственность, ему сложно осознать реальность этого события. К тому же у маленького ребенка еще нет опыта «горевания», он не знает, как проявляется скорбь. И если вы стараетесь быть при нем сдержанными, не показываете слез, он сочтет, что принято выражать горестные чувства именно так. Не скрывайте свою печаль, чтобы ребенок мог горевать вместе с вами. В одиночестве ему будет гораздо тяжелее переживать отсутствие близкого человека . Не накладывайте табу на эту тему, напротив, говорите о нем, вспоминайте вместе – это поможет малышу принять смерть близкого.


Мифы и реальность полового воспитания«Откуда я взялся?» — примерно в пять лет этим вопросом задается любой ребенок. В ответ обычно звучит что-то очень простое и краткое, типа «у мамы из животика», и разговор бывает исчерпан. Разве что еще ребенок может спросить, как когда-то спросил мой старший сын: А почему я тогда не грязный? Я опешила, по быстро нашлась: Тебя помыли. И он на этом успокоился. Однако сейчас настойчиво пропагандируется так называемое «сексуальное просвещение». И некоторые люди верят, что чем раньше их дети будут знать об этой стороне жизни, тем лучше. А потому покупают соответствующие пособия,после чего, зачастую уже не дожидаясь дальнейших вопросов сыновей или дочек, спешат восполнить вполне естественные пробелы в их знаниях. Говорят, некоторые особо «прогрессивные» папы даже смотрят с детьми эротические фильмы. Дескать пусть привыкают! Что тут такого особенного? Правда, у многих родителей просветительскии запал быстро сходит на нет, потому что с их чадом начинает твориться нечто странное. Секспросвет вреден для здоровья «О нет, что вы! Мы эти книжки мигом убрали, а то с нашим Сашей (Ваней Петей) после такого чтения никакого сладу не было», — не раз и не два приходилось за последние годы слышать мне и моим коллегам-психологам. И действительно, на многих детей беседы «про это» оказывают растормаживающее воздействие. А попросту говоря, сильно возбуждают. Впрочем, это неудивительно, ведь одна из отличительных черт нашей культуры — повышенная стыдливость (недаром застенчивость называют национальной русской чертой!). Разговоры взрослых с детьми о физической стороне любви у нас строго табуированы. Вы никогда не задумывались, почему, например, в таком богатейшем языке, как русский, на котором можно выразить практически любые оттенки чувств, нет нормальных, общеупотре6ительных слов для выражения физической любви, а есть только научные термины или мат? Неужели это случайно? Нет, конечно. Язык не просто набор словосочетаний и фраз. Он отражает религиозные представления народа, его философию, культурные особенности. И если уж даже язык так противится выводу сокровенной темы на поверхность, значит, это далеко не безобидно. Растабуирование, рассекречивание запретных тем ведет к психическим расстройствам. А для детей, которые по самой своей природе ближе к первоначалу, к истокам культуры, нарушение культурных запретов (табу) опасно вдвойне.Детская психика гораздо уязвимее, неустойчивее взрослой. Механизмы защиты еще не выработаны. Очень легко нанести ребенку травму, от последствий которой он может страдать потом всю жизнь. Тем более что сейчас многие дети и без того повышенно возбудимы. Врачи говорят, что это бывает последствием родов со стимуляцией, родовых травм, патологии внутриутробного развития. Кроме того, сказывается пагубное воздействие телевизора, компьютерных игр, обилие отрицательных и откровенно страшных впечатлений, от которых родители полностью оградить своих детей не в силах. А при повышенной возбудимости ребенок не может надолго сосредоточиться; в школе у пего возникают проблемы с учебой и с повелением. У таких детей часто не складываются отношения со снерстниками: они становятся либо скандалистами, либо шутимп, над которыми потешается весь класс. Зачем, ради чего еще больше подставлять их под удар? Прислушаемся к доктору медицинских паук С. В. Устиновой, специально изучавшей влияние сексуального просвещения на детское здоровье. «Ребенок, перегруженный сексуальной информацией, — утверждает д-р Устинова, — начинает жаловаться на трудное засыпание, прерывистый сон, головные боли или тяжесть в голове, дискомфорт в области сердца, учащенное сердце6иение, рассеянность, трудности с концентрацией внимания и т. д. При клиническом обследовании наблюдается дыхательная аритмия, склонность к тахикардии, в более тяжелых случаях — экстрасистолия, искажение суточного ритма пульса и артериального давления». На данном этапе исправить положение еще возможно, но и то лишь при отсутствии у ребенка наследственных сердечно-сосудистых заболеваний (процент которых в последние годы неуклонно возрастает). Если же вовремя не исключить возбуждающую информацию — не только сексуальную, но и содержащую в себе элементы агрессии! — не наладить режим дня и не следить за правильным питанием детей, болезнь переходит в хроническую стадию. У многих подростков после ликбеза на сексуальные темы возникают серьезные сердечно-сосудистые заболевания», — пишет С. Устинова («Рабочая трибуна», 26 ноября 1997 г.). Охранная функция стыда Особенно опасно, когда сексуальным просвещением сына занимается мать, а дочери — отец. Вот очень типичный случай. Одиннадцатилетняя Катя вела себя дома просто безобразно: закатывала истерики, демонстративно спала на полу, отказывалась причесываться, грубила так, что у взрослых «вяли уши», дралась. Да, вот еще что.., — в самом конце консультации припомнила мама. — Не знаю, может, это, конечно, нормально.., во всяком случае, муж не видит тут ничего дурного, но меня все-таки настораживает... Видите ли, Катюша прямо с ножом к горлу требует, чтобы он ее мыл в ванне. Меня прогоняет, а его зовет. Может, вы в свое время немного переусердствовали с сексуальным просвещением Кати? — осторожно поинтересовалась я. И, как выяснилось, попала в «десятку». Они действительно переусердствовали. Причем просвещал Катюшу именно папа. Ом нообще любил все повое и необычное. В дальнейшим оказалось, что дело зашло уже донолольно далеко. Девочка под предлогом игры в маленького ребенка норовила залезть в постель к родителям. А порой даже пыталась стянуть с отца трусы. Причем матерью эти выходки воспринимались какдетские проказы (немного, впрочем, запоздалые по возрасту), а отец вообще не видел в таком поведении ничего странного. Нормальное детское любопытство, — пожимая плечами, говорил он. И спешил удовлетворить его очередным пособием по сексологии. А восьмилетнего Леву уже собирались выгнать из школы за неуправляемость. Хотя школа была частной, из разряда дорогих, и дополнительные пятьсот долларов в месяц, как вы понимаете, директору не помешали бы. Но престиж заведения был дороже, ведь Лева не просто безобразничал на уроках и хамил учителям. (Так, например, он во всеуслышание спросил одноклассника, зачем-то доставшего из портфеля деньги: «Ты чего? Решил на ночь Марию Антоновну снять?») Все это было неприятно, но начальство терпело. Их добило другое. Однажды Леву застукали с другим мальчиком, они стояли, запустив руки друг другу в штаны. Лева честно признался, что инициатором столь странного времяпрепровождения на школьной перемене был он, поскольку ему «захотелось». И не высказал ни стыда, ни даже намека на раскаяние. Как будто речь шла о чем то столь же обычном, как, скажем, поедание на переменке бутерброда. Инцидент кое-как замяли, однако Левину мать предупредили, что еще один такой случай - и со школой придется распрощаться. Ведь если о выходках мальчика узнают другие родители, которые платят за обучение своих детей ничуть не меньше, чем родители Левы, администрации придется несладко. Напуганная мама обратилась к психиатру. Врач выписал ребенку кучу сильнодействующих лекарств, чтобы его утихомирить, и при этом посоветовал позаниматься в группе психологической коррекции. Так Лева оказался у нас. Впечатление мальчик производил тяжелое: сильная расторможенность, какое-то дикое, зашкаливающее своеволие, нелепая демонстративность, полное отсутствие тормозов... Не знай мы мнения врача, решили бы: психически больной. Но врач считал, что приклеивать Леве этот ярлык преждевременно, а у нас не было оснований сомневаться в его компетентности. Поэтому мы стали разбираться в психологических причинах, которые могли породить такое отклоняющееся (или, как говорят специалисты, девиантное) поведение. Никаких психотравм у мальчика не было. Полная семья, заботливая мать. Ну, немного избаловала сына. Но все равно не настолько, чтобы он шел вразнос! Откуда такая распущенность и несвойственная возрасту фиксация па теме секса? (Мать вспомнила, что еще до школы Лева гонялся за девочками во дворе и кричал: «Я тебя сейчас изнасилую». Вспомнила и другие, столь же пикантные подробности, на которые она в свое время не обратила должного внимания.) Он же не у гулящей женщипы растет, которая каждую ночь принимает у себя новых мужчин. В чем тут дело? Скажите, а вы не пробовали сексуально просвещать мальчика, когда ему было лет пять-шесть? — спросили мы Левину маму. — Знаете, в этом возрасте дети обычно задают какие-то вопросы... Конечно, пробовала! — оживилась она. — Сейчас, дайте припомнить... Ну да! Ему как раз пять лет исполнилось, а у подруги ребенок родился. Мы в гостях побывали, и Лева спросил: «Они малыша в магазине игрушек купили, да?» Ну, я ему все объяснила... В общих чертах, разумеется, но по-научному: и про слияние клеток, и еще что-то, точно не помню... Он вроде бы удовлетворился. Потом снова приходит с вопросом: «А откуда, — говорит — клетки эти берутся?» Я ему дальше рассказала. Даже нарисовала кое-что... схематично, конечно, но все понятно. Он опять спрашивает... Тут я почувствовала, что моих знаний уже не хватает, и купила энциклопедию. Знаете, сейчас много таких продают: яркие, красочные, с рисунками на каждый возраст. Мы с ним все проштудировали, и мне казалось, сняли вопросы... А тут он, видите, снова интерес стал проявлять... Может, ему опять что-нибудь не совсем ясно? Может, надо еще одну книжку купить? А если ребенок интересуется? Но что же делать, если ребенок интересуется? — спросите вы. — Неужели надо молчать или переводить разговор на другую тему? Порой, безусловно, надо- Кто вообще сказал, что детям можно и нужно говорить ВСЕ? Мало ли чем еще они могут заинтересоваться?! Мальчишки 8— 13 лет, па-пример, очень интересуются рецептами изготовления взрывчатки. Но это не значит, что их следует просвещать в этом направлении — себе дороже. Дети и подростки так устроены, что их тянет поскорее проверить полученные знания на практике. Тем более, когда это имеет отношение к настоящей, по их представлениям, взрослой жизни. Выразительнойиллюстрацией данной особенности детско-подросткового возраста служит эксперимент, который проводили врачи занимавшиеся профилактикой курения. Одной группе подростков рассказывали о вреде, который может нанести растущему организму никотин, а другой — нет. Потом сравнили результаты и оказалось, что... в первой группе курильщиков стало намного больше, чем во второй! Та же самая история с наркоманией: наркологи уверяют, что чем больше при влекаешь внимание подростков к этому запретному занятию — пусть даже со знаком минус! — тем выше вероятность, что ребята попадут в «группу риска». Особенно любят острые ощущения демонстративные люди. А их сейчас в юном поколении очень много, ведь демомстративность всячески поощряется современной модой и масс-культурой. Есть и другая, не менее серьезная опасность: рано «разгулявшийся гормон» ударяет в голову, а это затормаживает интеллектуальное развитие. «Широкомасштабная статистика психологических исследований, проведенных в школе Шарлоттой Бюлер, — пишет крупнейший западный психиатр В. Франкл, — показала, что серьезные сексуальные связи слишком юных девушек... привели к выраженному сужению их общих интересов, к ограничению их интеллектуального горизонта» («Человек в поисках смысла», М., 1990). Впрочем, чтобы прийти к такому выводу, вовсе не нужно было проводить широкомасштабные научные эксперименты. Достаточно просто посмотреть вокруг. Практически в каждом классе есть девочки, у которых «на уме одни мальчишки». Как они учатся? Какие у них интересы? Разве им до книжек, уроков, кружков? Я уж не говорю о том, что в нынешней нездоровой обстановке, когда именно в подростково-молодежной среде наблюдается резкий рост венерических заболеваний, привлечение детей к теме пола может обернуться настоящей трагедией для всей семьи. Так что судите сами, что на одной чаше весов и что на другой... Школьные уроки скотоложества Когда вопросы половой жизни начинают обсуждаться со взрослыми на уроках, последствия такой массированной атаки на неокрепшую психику вообще трудно себе представить в полном объеме! Ведь к информациии, сообщаемой в школе, у детей особое отношение. Учебник не просто книжка. Он дает установочные знания, которые ученики обязаны усваивать и за которые они потом получают оценки. А теперь представьте себе ситуацию. Если к вашему ребенку на улице подойдет взрослый и примется рассказывать ему то, о чем в культурном обществе не говорят, да еще снабдит свои рассказы непристойными картинками, ребенок поймет что это "плохой дядька». И постарается по по мере сил защититься от него: убежать, позвать на помощь и т. п. Все мы обычно предупреждаем детей против извращенцев, так что при встрече с ними у большинства ребят (хотя, к сожалению, не у всех иначе маньяки не увлекали бы за собой своих несчастных жертв) срабатывают механизмы психологической защиты. Против учителя, фактически ведущего себя как «плохой дядька», у ребенка защиты нет. Наоборот, в этом случае дети настроены на доверие к взрослому. И шок, в который повергают их «уроки полового воспитания», неизмеримо больше, чем от столкновения с извращенцем па улице. Конечно, на разных детей потрясение действует по-разному. Кто-то воспринимает беседы о «безопасном сексе» как фактическое разрешение этим заниматься, кому-то становится безумно стыдно и противно, кто-то начинает презирать взрослых. Когда на уроке ученикам восьмого класса раздали непристойные анкеты, один из мальчиков, вернувшись домой, швырнул ее матери в лицо со словами: «Вот, погляди, до чего вы, взрослые, докатились!» Секспросвет ведет и к ранней импотенции (да-да, хотя наивным людям, наоборот кажется, что «знание — сила»!), и к росту преступлений па сексуальной почве, и к нарушению половой ориентации. И много других неприятных сюрпризов может поджидать в недалеком будущем жертв подобных экспериментов. Поэтому психиатры и опытные педагоги высказываются резко против подобных уроков. Крупнейший детский психиатр Б. 3. Драбкии,в свое время занимавший должность главного детского психиатра СССР, узнав о намерении Министерства образования ввести секспросвет в школы, отреагировал моментально: «В ход пошла тяжелая артиллерия. Если секспросвет внедрится в школы, это будет последний, самый сокрушительный удар по России», — сказал он и без промедления включился в борьбу. В результате натиск «просвещенцев» удалось остановить. Хотя не везде и не навсегда. Они проявляют завидную изобретательность, под разными предлогами проникая в школы. То включат свою тематику в уроки валеологии, то в уроки здоровья, то пропагандируют «безопасный секс» на уроках ОБЖ(основы безопасности жизнедеятельности), граждановедения или здорового образа жизни, то начинают таким образом «бороться со СПИДом»... И тут многое зависит от бдительности родителей. Там, где люди понимают рискованность подобных экспериментов, от любителей школьной «клубнички» удается отбиться. Порой дело даже доходит до суда. Например, и Петербурге родители подали и суд на школу (и выиграли процесс!) из-за того, что их двенадцатилетней дочери на уроке биологии показали мультфильм о... пользе онанизма. Там же, где родители пас сивны (как, например, в Ярославле), детей отстоять некому. Правда, потом им приходится за это расплачиваться. Как в том же Ярославле, где 13—14-летние дети, наслушавшись «просветительских» лекций, МАССОВО заразились гонорреей(в одной школе было зарегестрироиапо 50 случаев!). Родители побежали жаловаться директору, поскольку сарай, куда дети бегали за утехами к любвеобильной особе 19 лет, находился рядом со школой, да и отлучались они туда во время уроков. Но директор заявил, что на лекциях детям вовсе не обязаны прививать основы нравственности, это дело родителей. Лекторы же только дают информацию. И устроил очередную лекцию, на которой мальчикам и девочкам, собранным в актовом зале, в очередной раз показали, как пользоваться презервативом, а заодно дали адреса местных гей-клубов. О чем же стоит говорить с детьми? Разумеется, я не считаю, что абсолютно на все разговоры подобного рода должен быть наложен строжайший запрет. Нужно тактично приучать детей к навыкам гигиены, нужно предупредить девочку о том что у нее начнутся месячные. Но предупреждать следует не на школьных уроках, а дома. И не в 8 лет, как опять-таки советуют в некоторых книжках! В подавляющем большинстве случаев эта информация будет преждевременной и может напугать дочку Особенно если ребенок раним, застенчив и боязлив. С мальчишками еще сложнее. И в восемь, и в десять, и в тринадцать-четырнад-цать лет они совсем еще дети, часто не менее впечатлительные и брезгливые, чем девочки. Зачем им рассказывать о предназначении прокладок? Сейчас даже многие взрослые мужчины жалуются на то, что навязчивая демонстрация этих изделий по телевизору вызывает у них отвращение к женщинам. Что же говорить о мальчиках?! У детей должно быть право обратиться с вопросами к взрослому — это да! Но не к назначенному сверху, а к тому, кого ОНИ ВЫБЕРУТ САМИ! Так, девочки переходного возраста начинают интересоваться родами: больно ли это, опасно ли, сколько времени длится. И долг матери осторожно и опять-таки кратко (потому что вы не знаете, какие ассоциации и образы может вызвать ваш рассказ) ответить на вопросы девочки. Осторожность тут важна чрезвычайно: шокирующие подробности могут настолько травмировать подростка, что на всю жизнь отойыот охоту иметь детей. Поверьте, это не преувеличение. Я лично знаю несколько таких женщин. Одна и детстве всего-то навсего увидела картинки в медицинском атласе. Казалось бы, ерунда. А для нее хватило. Замуж она впоследствии вышла, а вот родить ребенка так и не решилась. Другая росла в семье врачей, где было принято свободно говорить при детях на темы пола. — Мне было так стыдно, — вспоминает она, — я сквозь землю готова была провалиться. А деться никуда не могла: мы все жили в одной комнате. Эта женщина даже замуж выходить отказалась: она с детства узнала столько циничных подробностей, что мысль о близких отношениях с мужчиной внушала ей отвращение. Когда речь идет о мальчике-подростке, заводящем с мамой разговор на скользкую тему, тем более не торопитесь с ответами. Лучше задумайтесь, что стоит за его вопросами. Только ли любопытство? А может, желание вас шокировать или проявить свою власть над вами: дескать, будешь отвечать, как миленькая, о чем бы я не спросил. У своевольных, демонстративных детей такое порой бывает. И идти у них на поводу, поверьте, неразумно — скоро схватитесь за голову. Тринадцалетиий Коля начал с вопросов про тампаксы, а кончил просьбой показать, как взрослые «трахаются». И все что с ангельски невинным видом! Насколько я понимаю, у него а запасе было еще много идей, но мать не выдержала и дала «ангелочку» пощечину. «Здоровое детское любопытство» мигом сошло на нет. «Пусть лучше дома, чем в подворотне» Вы можете возразить: Пусть лучше ребенок узнает все от взрослых, чем в подворотне. Но ведь одно не исключает другого! Иначе в западных странах, где сексуальное просвещение ведется уже три с лишним десятка лет, подростки не рассказывали бы похабных анекдотов, не отпускали бы сальных шуточек и не разукрашивали бы стены зданий (в том числе школ!) непристойными надписями. Этому даже название есть научное: «цинизм подростковой субкультуры». И составители секспросветовских программ прекрасно знают, что подростковый цинизм от этого только усилится. Однако, работая на публику, будут уверять вас в обратном. (Что впрочем, понятно, хотя и не извинительно. Они отрабатывают деньги, проплаченные порномафией,заинтересованной в увеличении «работников» и клиентуры. Или выполняют заказ контрацептивных фирм, заинтересованных в сбыте своей продукции. Страшно, кстати, вредной, просто убийственной для здоровья подростков, приводящей к росту раковых опухолей и бесплодию.) Нет, подворотня все равно не исчезнет. Но зато дом или школа, где с ребенком будут муссировать интимные темы, тоже превратятся в представлении детей в подворотню. И застав их за рисованием неприличных картинок, вы уже не сможете сделать замечание, поскольку сами допускали по отношению к ним фактически то же самое. Послушаем еще одного очень авторитетного специалиста, крупнейшего педагога А. С. Макаренко. Он как будто для нас написал в 30-е годы в своей «Книге для родителей», описывая проблемы, с которыми сталкивались тогдашние приверженцы детского секспросвета: «Вдруг, кто его знает откуда, с полной очевидностью выяснилось, что половая проблема, несмотря на их героическую правдивость, желает оставаться все-таки половой проблемой, а не проблемой клюквенного киселя или абрикосового варенья. В силу этого она никак не могла обходиться без такой детализации, которая даже по самой либеральной мерке была невыносима и требовала засекречивания. Истина в своем стремлении к свету вылезала в таком виде, что и самые смелые родители ощущали нечто, похожее на обморок... Выяснилось, что при самом добросовестном старании, при самой научной мимике, все-таки родители рассказывали детям ТО САМОЕ , что рассказали бы им и «ужасные мальчишки и девчонки», предупредить которых и должно было родительское объяснение. Выяснилось, что тайна деторождения не имеет двух вариантов». Что же понимать под половым воспитанием? Так выходит, половое воспитание не нужно? Отнюдь! Очень даже нужно, только смотря что под этим понимать. Нормальное половое воспитание — это не лекции о «мужской и женской сексуальности» и о предназначении противозачаточных средств. Повторяю, таким образом вы лишь дадите ребенку индульгенцию, как бы разрешите ему этим заниматься (со всеми вытекающими страшными последствиями). А ведь родительский долг в другом, прямо противоположном. Мы должны всеми силами оберегать детскую жизнь. А для этого охранять детскую чистоту и невинность, удерживать дочек и сыновей от разврата, потому что разврат — прямой путь к болезням и смерти. Неправда, что сейчас уберечь подростков невозможно и надо лишь научить их «правильно предохраняться». Это все равно как учить детей «правильно воровать» или «правильно потреблять наркотики» (именно такая логика положена в основу многих якобы антинаркотнческих школьных программ). Те, кто так думает, просто пытаются снять с себя ответственность. Но попытки эти жалкие, потому что от совести и от суда — хоть Божьего, хоть истории, хоть людского — какого угодно! — убежать все равно не удается. Не получается строить счастье на погубленныхдет-ских жизнях. Достоевский был тысячу раз прав, когда писал про «слезинку ребенка». Вся мировая история это подтверждает. Гораздо важнее рассказов про презерватив (который, кстати, не гарантирует надежной защиты от СПИДа!) дать детям установки на крепкую, многодетную семью, объяснить ролевые, психологические и социальные различия мужчин и женщин, воспитать в мальчике мужество и благородство, а в девочке — скромность, женственность и душевную чуткость. Если этого не достичь, если в нашем метро будет появляться все больше рослых парней, которые, развалившись на сиденьях, будут невозмутимо смотреть на стоящих старушек, а по улицам будут ходить толпы девах, гаркающих на своих малышей: «Заткнись, зараза! Совсем заколебал!», то никакой секспросвет не спасет нас от лавины разводов и надвигающейся эпидемии СПИДа. Даже если в кармане у каждого взрослого и ребенка, вплоть до грудничков, будет лежать по презервативу. Татьяна Шишова, психолог, член союза писателей России Главы из книги "Чтобы ребенок не был трудным" М.: "Лепта-Пресс", 2004


Ссоры между старшим и средним ребенкомРождение третьего ребенка смягчает конкуренцию между двумя старшими детьми. Часто бывает, когда одного ребенка куда-то сдаешь, в смысле, не физически, а эмоционально, этот конфликт перекочевывает ниже. Или если большой отрыв: первый, а потом с большим отрывом еще двое. Братско-сестринские отношения, как всякие близкие человеческие отношения, по природе своей амбивалентны. В них одновременно присутствует и любовь, и чувство, противоположное любви. Родители, наблюдая за детьми, не всегда могут сразу понять, какое из чувств, в данный момент, превалирует в отношениях: любовь или раздражение, нетерпимость. Если негативные эмоции детей по отношению друг к другу проявляются ярче, родителям не нужно сразу впадать в панику. Любовь, и об этом нельзя забывать, тоже обязательно присутствует в отношениях ваших детей. Таковы особенности человеческой психики, что ближе люди контактируют друг с другом, тем сильнее проявляется бивалентность в их отношениях. Психологи выделяют такое понятие как «парадокс близких отношений», в основном это касается супружеских отношений. Чем отношения ближе, тем сложнее человеку принимать какой-то период времени. В братско-сестринских отношениях это присутствует, это очень близкие, насыщенные отношения, и тут очень помогает собственный детский опыт. Родители, которые росли с братом или сестрой с похожей как у их собственных детей разницей в возрасте, лучше могут понять собственного ребенка. По своему детскому опыту они знают, какими бывают навязчивыми брат или сестра, как бывает скучно, когда они отсутствуют дома. Они могут ощутить весь спектр чувств детей друг к другу. Если родители росли единственными детьми в семье, у них могут возникнуть большие проблемы в понимании братско-сестринских отношений. Они для них загадочны, наполнены конфликтами, что для них непривычно, они уверены, что братья и сестры должны все время любить друг друга. Моменты негативного восприятия друг друга детьми это не болезнь, которая поразила отношения ваших старших, конфликты также могут способствовать позитивному развитию отношений между детьми. По статистике среди родителей, ожидающих второго или третьего ребенка, большой процент тех, кто был единственным в своей семье. Особенно сложно понять отношения между детьми мамам, которые были единственными в семье, а теперь сами растят двоих маленьких мальчиков. Мальчики и так не всегда понятны для мамы, поскольку они другого пола, а без отсутствия детского опыта разобраться в их отношениях ей вдвойне сложно. Если дети ссорятся, родители видят что они между собой конкурируют, первое, что нужно говорить им себе: «Наверное, так и должно быть». Конкуренция между детьми неизбежна, и в таких ситуациях нужно анализировать, в каких пропорциях присутствует в отношениях ваших детей любовь и чувство, от нее отличное. Существуют простые домашние тесты, по которым можно проверить, как ваши дети на самом деле относятся друг к другу. Чтобы понять, какие отношения складываются между ними, мы рекомендуем родителям пронаблюдать, как дети ведут себя вне дома – в песочнице в школе, в поездке. Если есть возможность, хорошо было бы проверить, как они ведут себя в социуме, в отсутствие вас. Тревожной для родителей должна быть ситуация, при которой дети находятся в обществе без них, и они друг к другу не тянутся, избегают и не поддерживают друг друга. Если дети дома грызутся, постоянно что-то выясняют, а оказавшись среди чужих, они друг за друга горой, это показатель нормальных братско-сестринских отношений. Единственный ребенок или ребенок из семьи с большой возрастной разницей между ним и его братьями и сестрами, отрабатывает все социальные отношения во внешнем мире. Дети из больших семей, начиная с двух лет, с небольшой разницей в возрасте, коммуникационные навыки получают внутри семьи. Дети, у которых есть братья и сестры, часто выясняют отношения друг с другом при помощи конфликта, однако общаясь со сверстниками они, как правило, конфликтуют редко. Вся их конфликтность выходит на самых близких и дорогих им людям. Второй тест заключается в том, чтобы внезапно спросить ваших детей, не когда они ссорятся, не в тот момент, когда они хотят получить от вас какую-нибудь выгоду, какие у них отношения друг с другом. Ребенок должен сам оценить эти отношения. В большинстве случаев ребенок оценивает эти отношения как нормальные, хотя родители считают, что они далеки от нормы. Вторые дети могут быть более вспыльчивыми, но это приобретенная вспыльчивость, потому что они постоянно являются «подушечкой для иголок» старшего. Эти «иголки», нападки со стороны старшего могут быть заметны, но чаще родители не замечают, что старший провоцирует второго, они видят уже реакцию среднего ребенка, что он орет во все горло. За годы совместной жизни у детей вырабатывается виртуозная стратегия доводить друг друга, провокации исполняются очень быстро и не всегда родители могут разобраться в предыстории этих конфликтов. Все коммуникационные стратегии, используемые старшим и средним – это неосознаваемые вещи, они не делают это специально, пока не войдут в подростковый возраст. Что нужно делать родителям, когда дети конфликтуют друг с другом? Правильный способ реагирования на детские ссоры это по возможности не вмешиваться в отношения детей, не встревать до первой крови. Родителям надо говорить себе: «Мне не интересны ваши разборки». Если родители готовы встревать во все детские конфликты, делить ластики, куски сыра, сдвинутые ботинки, дети видят, что они играют в их игры по их правилам. Иногда для того, чтобы всласть поссориться, им нужен зритель. Некоторые ссоры разгораются, получают новую жизнь, когда дети привлекают к себе внимание. Родителям нужно понять, насколько часто конфликты перекочевывают из детской зоны на общую территорию и как часто им приходится исполнять роль третейского судьи, который поливает из шланга ничего не соображающих демонстрантов. У любого родителя есть свой набор реакций, воспитательных интуитивных приемов, которые они применяют, когда дети ссорятся, однако не стоит торопиться их применять. Ссора близко возрастных детей – это явление каждодневное и ежечасное и обычно эти разборки стихают сами, без помощи родителей. Особенно обостряется ситуация в семье, если дети однополые и близко возрастные. Это ситуация максимальной конкуренции. У разнополых детей конкуренция немножко мягче, но она присутствует в отношениях. Разница в возрасте у детей больше четырех лет, ведет к смягчению ситуации, в этом возрасте дети сами понимают, что им не догнать брата или сестру. При небольшой разнице в возрасте у второго постоянно возникает ощущение, что он может догнать, сможет бегать так же быстро, как брат, так же быстро считать, столько же страниц, хотя на деле это не получается. Во взрослой жизни достижения второго ребенка могут быть больше, чем достижения первого, т.к . он все детство пытался его догнать. Когда сравняются возраст и навыки У второго ребенка желание догнать не проходит, и он начинает обгонять первого по каким-то формальным показателям, ценимым в обществе. Старшему это не интересно, он уверен в своем превосходстве, ему в жизни не очень надо было шевелить плавниками из-за конкуренции, а второму надо доказать и себе в первую очередь, потом родителям и миру, что он человек, не хуже, чем старший. Я знаю только один случай, когда надо было вмешаться в отношения детей, а родители не вмешивались. В семье были сводные дети с очень большой разницей в возрасте. Старший сильно запугивал среднего и при этом не разрешал жаловаться родителям, в результате довел младшего до невроза. В таких ситуациях родителям нужно пытаться включать свою интуицию, смотреть, серьезно ли терпит средний от старшего, потому что обычно в этих ссорах трудно выяснить, кто начал, это замкнутый круг. Вам может казаться, что виноват один, а на самом деле предыстория такова, что второй его подначивал, а уходит все куда-нибудь в школьные проблемы старшего или события, которых вы не застали. Правильно было бы попытаться, не выясняя, кто прав, кто виноват, кто первый начал, выйти из этого круга. Родители любят, если есть такая возможность, чтобы младшие донашивали вещи за старшими, доигрывали в их игрушки, навязывая детям примитивные отношения с вещами, отказывая им в собственности. У детей отношения с вещами сложнее, чем кажется их родителям, они отождествляют себя с вещами, игрушками, поэтому лучше, если вещи будут иметь четкого хозяина и чем больше детей в семье, тем четче должна быть выражена собственность каждого. Девочки больше привязаны к одежде, мальчики больше зависимы от своих достижений, игрушек. Родителям нужно смотреть на отношение ребенка к вещам. Когда вы берете с одной полки в шкафу вещи и перекладываете на другую, потому что один ребенок вырос, а другой к этому моменту дорос, вам это удобно, вы экономите деньги и время, но это приводит к огромному количеству столкновений. Детям соседним по номерам вещи лучше не передавать, через одного можно. У второго ребенка одна жизненная забота, он должен доказать себе и всем остальным, что он человек, а не ухудшенная копия старшего. Донашивание вещей за старшим эту жизненную задачу отягощает. Обязательно нужно покупать что-то адресное – вещи, книжки, игрушки. Когда у старшего все новое, а у младшего все б/у – это не правильно. Если это какая-то любимая вещь, не передавайте ее другому ребенку, лучше ее сложите, и пусть она полежит, и вы ее отдадите, когда у него родятся дети, покажите, что ты в этом ходил, это очень трогательный момент. Когда вещь отдают, ребенок чувствует, что его раздевают не физически, а душевно, что та вещь, с которой он сроднился и сросся, отдана не кому-то, а этому злейшему любимейшему врагу, его брату или сестре. Для родителей закрепление вещей в собственность ребенка сократит количество эпизодов ревности, соперничества из-за предметов. Особенно остро встает вопрос собственности, когда проводятся занятия, при которых используется предметы канцелярии. Конфликты могут вспыхнуть из-за банального ластика. Уговоры на счет семейной близости, апелляция к моральным ценностям: «Вы же братья, или вы же сестры, тебе что, жалко дать ластик?» в данной ситуации не будут профессиональными с точки зрения воспитания. Если у ребенка отбить дома желание отстаивать свою территорию, то это может во взрослой жизни помешать ему адаптироваться в обществе. Ластик должен оставаться неприкосновенным. Если они одинаковые, их можно подписать, даже позволить надкусить, чтобы не перепутать. Чем больше конкуренция между детьми, чем четче должна быть выделена начальная собственность. И пользоваться этой собственностью можно только, спросив у собственника разрешения. Если в доме будут вещи, с нечетко выраженной собственностью, то споры из-за нее могут превратиться в ситуацию Нагорного Карабаха, только локального размера. Книги, которые, казалось бы, дети не читают уже сто лет, например «Буратино», по возможности, не следует передавать следующими ребенку. Они нравятся ребенку, он знает, что это его книжка, ему ее подарили. Нужно помнить, что они вырастут, женятся, выйдут замуж и захотят в какой-то момент из родительского дома что-то унести, связанное с детством, и пусть эта книжка, которую ему подарили, не перейдет к младшему, не будет изорвана следующим поколением, пусть она останется. Лучше купить вашему второму другую книжку. Имеет смысл покупать книжки, как и вещи с адресацией к конкретному ребенку. Их может читать вся семья, но при этом «Изумрудный город» подарен одному, а сказки Шарля Перро подарены другому. Если есть личные стеллажи, они могут стоять там. Их можно читать по очереди. Книжки, стоящие на стеллажах лучше сохраняются, и меньше будет ревности, связанной с личными вещами. Передавать вещи нужно в крайнем случае, когда нет возможности приобрести ребенку вещь отдельно. Отдайте ботинки подружке, возьмите ботинки ее старшего ребенка, примерно такие же, но которые не принадлежали старшему ребенку в вашей семье. У детей должны быть не только личные вещи, но и своя выделенная территория. Прикосновение к их подушке брата или сестры может вызвать у них ревность. Они могут делить домашних животных. С делением территории часть конфликтов уходит сама по себе. Выделенная территория нужна для того, чтобы человек себя ощущал, кто он. Выделение себя из всех остальных детей, если семья действительно большая, и отделение себя от старшего, если в семье двое или трое детей, одна из актуальных задач развития ребенка. У тех, кто родился единственным в семье, проблема идентификации, определения собственного «я» не стоит так остро, поскольку на них сосредоточено все внимание взрослых. В семье, где двое и больше детей львиная доля внимания достается старшему. Старший первым достигает массы статусных степеней, он идет в школу, в сад, на занятия, ему первому покупают мобильный телефон, часы, коньки, ролики. Второй ребенок из-за этого оказывается в сложной ситуации. И передача ему вещей старшего не помогает, потому что он и так чувствует себя тесно связанным с вашим первым ребенком. Поэтому необходимо выделять личную зону для каждого и создавать специфические области специализации, искусственные ниши, в которых каждый из сладкой парочки будет чувствовать себя комфортно и сможет проявить себя наиболее успешно. Если старший хорошо рисует или считает, не надо второго помещать в эту интеллектуальную зону, потому что это очень жесткая конкуренция, которую второй сам не выдержит, потому что для него это безвариантная ситуация, без выигрыша. Родителям нужно придумать для каждого свои занятия, увлечения. В большой семье с одной стороны на это больше возможностей, т.к. есть опыт воспитания других детей с одной стороны, но с другой стороны, у родителей гораздо меньше времени остается на каждого из детей и они могут упустить какие-то вопросы, связанные с развитием конкретного ребенка. Ссоры между детьмиПоказателем психологического благополучия или неблагополучия детей в семье может быть анализ вопроса: скучают ли дети друг без друга? Сколько нужно, чтобы прошло времени, чтобы они друг про друга вспомнили, где же он? Если дети не скучают и не вспоминают друг друга неделю, или две, это должно быть тревожным показателем. Второй первого любит изначально, потому что до школьного возраста он для него авторитет, иногда больше, чем мама. Старший неоднозначно любит второго. Он, его любит, но это гораздо более сложное чувство по своей эмоциональной насыщенности. У каждого из родителей существуют установки, которые мешают жизни в семье, воспитанию детей. Одна из ошибок – навязывание старшего в компанию к младшему в качестве бесплатного приложения. Родители иногда действуют от противного и строят зеркальную модель по отношению к той модели семьи, в которой они выросли, отрицая ценности, связанные с воспитанием и супружескими отношениями, которые культивировались их родителями. Это приводит к очень большой жесткости в их поведении. Дом – это не детский сад, и не армия, с их холодной казенной системой отношений, не место, где члены семьи должны быть постоянно в боевом строю. У родителей присутствует масса неосознаваемых ожиданий по поводу своих детей. Они ждут отзывчивости от детей, помня свое живое чувство по отношению к своим родителям. У ребенка могут быть другие качества личности, и он может реагировать на родителей по-другому, набор качеств не выбирают. Мы выбираем себе жену или мужа на подсознательном уровне. Братья и сестры друг друга не выбирают. Ребенка нельзя выбрать, мне вот этого с полочки снимите, он мне нравится. Детей мы себе не выбираем с таким набором качеств, который был бы близок и желанен, что родилось, то и родилось. Психологи считают, что до семи лет сознание ребенка концентрично, что ему сложно выйти из себя и стать на точку зрения другого. С возрастом он может стать отзывчивее, но если родители его будут упрекать в бесчувственности, это не поможет пробуждению его чуткости. В семье, где детей больше, чем двое, нужно понимать, что все идет а) Не по планам, б) Не идеально. Многим многодетным родителям, которые, как правило, все отличники по натуре, просто выбрали себе зону специализации – семейную, – трудно это осознать. Они сами себе придумали прекрасный перспективный план развития детей, что этот будет хорошим филологом, а этот будет отличным технарем. В реальности этот план не выполняется. Самая большая доля ожидания падает на старшего: он берет на себя 70% родительских ожиданий. Второму тоже достается немало, начиная с третьего, обычно люди успокаиваются, понимая, что дети, это что-то само по себе, сам по себе мальчик, как дядя Федор. Первых детей родители сильно нагружают, особенно если это разнополые дети. Если это первый мальчик и первая девочка, то на одном будут почивать ожидания матери, а на втором – отца, или разные ожидания в вперемежку. В семьях иногда возникают ситуации, когда что на старшем ребенке или на первом, совпадающем по полу, лежат ожидания не родителей, а бабушек и дедушек. Бабушка – профессор, балерина, или пианистка. Она ожидала от своей дочери или сына, что он пойдет по ее стопам и с честью продолжит семейную традицию. В реальности ее дети выбрали другую карьеру или далеко не продвинулись в области специализации бабушки. Новая надежда появляется с рождением внука, и это гораздо более жесткая надежда, чем надежда, связанная с первым поколением, потому что у бабушки уже был неудачный опыт. Нужно понимать, что на отношения с детьми оказывают влияние ожидания взрослых, которые они возлагают на каждого из соревнующихся детей. Эти желания обычно не проговариваются, но старший четко знает, что ждут от него родители, а младший, что ждет от него семья в целом, оба поколения. В этой ситуации дети являются конкурентными не сами по себе, а в силу конкуренции между двумя поколениями семьи. В таких случаях часто одного ребенка берут на воспитание родители, а другого – бабушки и дедушки. Старший ребенок чувствует себя хозяином жизни, второй понимает, что первенство принадлежит старшему, но все равно он борется с этой ситуацией, пытается догнать старшего. Понимание второго – это та вещь, с которой он все время может бороться. У нас это иногда бывает два ребенка: Соня и Асоня, когда второй все время говорит: а старший? Это ситуация, повторяется во многих семьях, у однополых детей чаще, чем у разнополых. У близко возрастных чаще, чем у тех, у кого разница больше, чем 3,5 года. Младший все время ощущает несокращаемую дистанцию и может на нее по-разному реагировать. Желание стать как старший у него возникает в ущерб себе, он не ощущает свою личность, пытается нагнать мираж, старший ребенок все растет и растет и все ускользает от него. Задача родителей помочь второму понять, что он не просто копия, а что он отдельный человек со своими способностями. Как только родители это сделают, и у второго появятся достижения, например, в музыке или живописи, старший может потерять лояльность к младшему и начать проявлять жуткую нетерпимость. Изначально они друг друга очень любят, но они эмоционально, с большим чувством относятся к успехам другого, один задает темп развития другому. Поэтому темп развития второго бывает выше, чем у сверстников. Второй может на фоне своих сверстников выгодно выделяться, потому что он не на них равняется, а на старшего ребенка. Это с одной стороны хорошо, а с другой может сделать второго более нервным. Он живет в навязанном ему темпе. В семье может быть две или три таких сладких парочки. Это пары близко возрастных детей, например, третий и четвертый. У двух старших это проявляется в максимальной степени. Если детей всего двое, то это ситуация, в которой семья живет, она не имеет ничего другого, тут многодетность является выходом за этот круг. Это почти всегда есть. Родители не должны особенно радоваться, если между детьми спокойные отношения, они обходятся без ссор. Иногда родители говорят: «У нас не бывает соперничества и ревности между детьми». Так не бывает. Старший может занять позицию очень хорошего ребенка, идеального помощника. Он может начать себя вести так, как будто он не ребенок, а взрослый, желая таким образом угодить родителям, но это будет косвенным признаком проявления соперничества. Есть русская поговорка, что «сначала нянька, потом Ванька». Обычно старший ребенок наиболее подвержен этому риску. Если из старшего делать постоянную няньку, то это может потом навредить ему в жизни. История семьи показывает, что и в предыдущие века старшие дети фактически являлись третьим родителем для своих братьев и сестер. Если что-то с родителями случалось, они заботились о младших детях. Артистка Нона Мордюкова была старшей из шести детей, и ей пришлось поднимать все свою семью. Она приехала учиться в Москву и всех вместе с мамой перевезла из своей донской станицы. Ее мама сильно болела, потом ее не стало, и ей пришлось заниматься всей семьей. В восточных языках есть такое слово «Ана» – это нечто среднее между матерью и сестрой, «сестра-мама» фактически переводится. Часто именно эти женщины не строили своих семей, они так и оставались помогать, выращивали младших, потом помогали родителям. У нас нет такой роли в семье. У нас другое общество: нет, например, родовых гнезд, где бы старшая сестра могла спокойно доживать свой век, не образовав свою семью. У нас не настолько большая семья, чтобы давать одинокому человеку такую поддержку. Выращивая ребенка с такими мыслями, мы можем его обречь на несчастную личную жизнь, на слишком большую жертвенность. Ребенок, который с детства систематически привык жертвовать своими желаниями в угоду родителям, в первую очередь или младшим детям, может потом не суметь построить свою семью. Когда родители из старшего ребенка или из старших двух делают постоянного слугу, используя в угоду себе, латают им дыры, это не хорошо не для него, не для них. В семье, где детей несколько, ощущается нехватка рук, особенно если родители ставят себе высокую планку, однако родителям не нужно выстраивать ситуацию в отношениях с ним так, что обязанности ребенка будут сильно отличаться от тех обязанностей, которые обычно бывают у его сверстников. Чрезмерное использование родителями старшего оборачивается у него либо сильным отрывом в момент взросления, когда он полностью уходит из под контроля семьи, либо слишком большой жертвенностью, которая потом мешает найти себя и создать свою семью в первую очередь. В данной ситуации девочки находятся в большей опасности, чем мальчики, потому что девочки больше тяготеют к семье. Второй ребенок может примеривать на себя роль противоположную первому. Если старший помощник, то второй играет в хулигана. Из этой роли второму нужно помогать выходить, говорить ему: «У нас в семье много места, и не надо быть анти-, ты можешь стать не Маша-наоборот, а кем-то самим собой». У детей должна быть независимость, их не надо водить на одни и те же секции, где второй никогда или долго не сможет достигнуть успехов первого. Не следует брать обоих в детские гости или в одни и те же. Ребенку помогают себя почувствовать собой выделенные мероприятия, лично ему принадлежащие вещи. Эти вопросы должны решать родители, не обсуждая с детьми и спускать решения вниз. Отношения между вторым и третьим ребенком всегда протекают мягче, чем у первого со вторым, потому что третьему не нужно лидерство, он понимает, что старшего ему не догнать никогда. Третий готов смириться со своим местом, в отличие от первых двух. Первые два никак не могут выяснить между собой, кто первый, а третьему это не нужно, он решает другие вопросы. В возрасте, когда каждому захочется иметь свои достижения, нужно смотреть, чтобы тот, кто постарше, не принижал того, кто помладше. Детям, которые растут в связке, полезно говорить о том, что они могут именно в этом возрасте сделать, а что им еще рано, что в четыре года дети обычно не рисуют тень, или не рисуют человека в профиль. Шестилетний говорит ему: «А, ты рисуешь каляки-маляки», и четырехлетний очень расстраивается, потому что это же эксперт, он же очень верит старшему до определенного возраста. Хорошо иметь подборку датированных рисунков старшего и продемонстрировать ему: «Посмотри, вот как ты рисовал в 4 года!». Или объяснять ему с точки зрения всего человечества: «Обычно 4-хлетние дети рисуют так, так рисует наша Ирочка». Надо говорить о возрасте много, особенно с младшим, который расстраивается из-за того, что у него что-то не получается. Если старший в ситуации, когда вы внимание направляете на второго, начинает тянуть одеяло на себя, и он очень мал, чтобы с ним об этом говорить, то можно на это время организовывать отдельную программу для каждого. До восьми – девяти лет ребенок все делает не осознанно. Он даже не понимает, что он делает, почему он начинает ходить на фортепиано, начинает там играть, показывать всем свои пятерки за сочинения. Поэтому говорить о достижениях с ними практически не возможно. Старшему очень сложно понимать, что второй тоже человек. Первый ребенок идет в школу, для второго это стресс, потому что все внимание мамы по новой направлено к старшему, у него тетрадки, ластики, ручки. А потом идет второй ребенок в школу, и это для него не меньший стресс. И такие микрокризисы семья переживает регулярно, особенно если детей много. Конфликты между детьми Основные микрокризисы семьи происходят когда младший ребенок пополз, пошел, заговорил, первый раз пригласил к себе друзей, сам пошел в гости, или в первый раз на занятия. Эти ситуации, когда младший всходит на качественно новую ступень развития, являются стрессовыми моментами для старшего, он начинает опасаться за свое жизненное пространство, что младший сейчас его догонит. Родителям нужно поддерживать старшего, иначе он может изменить свое поведение, будет утомляет родителей, требуя внимания. Например, младший ребенок пошел в школу или в музыкальную школу, и вдруг старший разучился делать уроки сам, стал страшно несамостоятельным и невнимательным. Несамостоятельность и невнимание – это любимые стратегии старших детей для привлечения родительского внимания, заботы. Старшие к моменту школьного возраста редко используют лобовые стратегии, они уже обучены жизни, знают, что если младшего ударишь, тебя по головке не погладят. А вот если ты не можешь делать английский, то мама рядом с тобой сядет и будет два часа сидеть четыре раза в неделю. Это надежный, способ, главное, легальный привлечь внимание родителей. Несамостоятельность в чем-либо старших может не являться самой по себе несамостоятельностью, под ней прячется ревность и соперничество. Родители ведут ребенка к нейропсихологу, беспокоятся, что у него проблемы с концентрацией внимания, астенизация, блок гиперактивности. Но на самом деле оказывается, что по всем показателям это абсолютно нормальный ребенок, но когда он садится делать уроки, у него полностью все вылетает из головы, потому что мама с готовностью сидит рядом. Старшего нужно очень сильно достать, чтобы он начал регрессировать, а вторые это делают регулярно. Регрессия – это временная потеря навыка. Умел-умел и вдруг разучился. Родителям надо учиться различать, под какой маской маскируется, ревность. Нередко она маскируется под очень хорошего помощника или под несамостоятельного ребенка. Неконтактность ребенка иногда действует на родителей почище других стратегий. Социальный интеллект у вторых детей развит лучше, чем у сверстников, потому что они растут рядом с таким виртуозом. Он уже умеет и силы сберечь, и родительское внимание не привлечь, и ничего плохого не сделать, его не за что наказывать. В большой семье нужно дать детям разрешение на отстранение. Поскольку ребенок использует не лобовую стратегию, реакция на нее родителей не должна быть лобовой. В нейтральный момент лучше рассказать какую-нибудь схожую историю, пошутить, чтобы ребенку стало видно, что он, собственно делает. Речь не идет о младенце, а о детях, которые могут осознанно воспринять сказанное, от роли третейского судьи лучше при этом воздержаться. Типы ссор, встречающихся между старшими детьми Каждому ребенку нужно личное пространство, личные вещи, 80% игрушек должно быть общих, и хотя бы 20% личных. Родители могут разрешать ребенку не давать свое младшему, но они не могут заставлять его не давать. Между старшим и вторым отношения не могут быть равными. Второй старшего очень любит до определенного возраста, это для него Авторитет такой. А первый любит, но не однозначно. (повтор) По опыту и по литературе, если родители являются сторонниками социализма и коммунизма в семье, таких семей не мало, ревность проявляется больше. Пропорции 80% и 20%, 70% и 30%. Парадокс, в больших семьях заключается в том, что игрушек у детей миллион самых разных, но ценят и берегут дети игрушки, подаренные лично им. Это может быть пятикопеечная китайская собачка, а рядом лежит что-нибудь дорогое, но это общее, а это вот эту ему подарили лично. В ситуациях, когда ревность проявляется ярко, я рекомендую купить сундуки с ключиками, чтобы ребенок знал, что в этом сундуке, в который никто не залезет, лежит его неприкосновенное добро. И он будет спокойнее относится к другим вещам, делиться, потому что узаконена эта собственность. У дошкольников чувство собственности связано с физическими предметами. У школьников отношения с собственностью происходит на более тонком уровне, они не хотели бы, чтобы читали записи на их столе, сообщения в компьютере и телефоне, это та же собственность, как игрушки, чтобы не трогали их канцелярию. Законы семейного государства должны наказывать нарушение и этих границ. Это должно быть оглашено не в момент конфликта, «у нас такие законы, что мы в чужие телефоны не смотрим», а раньше. Есть неделимые вещи: коляска для маленькой девочки, кенгурушка, кукла, какой-нибудь суперкомбинезон бэйбибона, их должно быть два. Если у вас близко возрастные дети, у вас должно быть две коляски, желательно одинаково большие. Если у вас два мальчика, должны быть две большие машины на пульте. (повтор) Вы всегда должны помнить, что первая история про братско-сестринские отношения – история про Каина и Авеля, это очень грустная история. Типы ссор: не бери мое, не важно, что (не вмешиваться, пока можно) а почему я (убираю игрушки и т.д., решается графиком дня, плохой аргумент: ты старший, ты должен уступить) он всегда (не убирает игрушки) деление обязанностей вторжение (на личную территорию, на личное пространство, в игру, либо в зону физическую, либо в зону достижений и умений) Родители должны четко сформировать свое мнение не в момент конфликта, а заранее. Позиция, как поступать во время детских конфликтов будет меняться в связи с ростом детей. Но на текущий момент она должна быть заранее согласованной, что вы делаете, когда они ссорятся потому или иному поводу. Если в тот момент, когда они ссорятся, родители начнут выяснять, как правильно реагировать, то это сильно увеличивает количество конфликтов между детьми. Чем старше дети, тем более тонкой должна быть реакция. Каждый раз, когда происходит ссора по типу «вторжение», можно вслух прямо или косвенно показывать ребенку бумажку, договор, «У нас правила в семье вот такие, нарушен пункт такой-то этих правил, ты не прав». Обычно, когда произошли какие-то события, если дети говорят на повышенных тонах, постоянно слышен крик и разборки, родители не думая, реагируют инстинктивно. У родителей возникает простое желание – всем срубить головы, всех порубать, всех всего лишить, только чтобы звук выключить. Если дети не совсем маленькие, хороший вариант не реагировать сразу, а подумать, из-за чего, собственно, они там цапаются. В момент острого конфликта не всегда можно понять, из-за чего он разгорелся, тут иногда ситуация требует обдумывания. Родителям я советую не поленится записать ссоры детей в течение трех дней, и посмотреть, они увидят, что ссоры разбиваются на два или три классических типа, что ликов много, а тип ссоры один и тот же. Если ссоры стандартные, можно имея трезвую взрослую голову, выработать против нее нормальный вариант ответа. Нельзя одинаково любить разных детей, можно любить одинаково сильно. Равенство любви заключается в том, чтобы давать каждому то, в чем он в данный момент нуждается. Скажем, старший любит читать книжки, с ним надо читать книжки, а второму эти книжки по барабану, родители очень старались его окультуривать, но он так их и не полюбил. Зато он любит машинки покатать. И проявление любви ко второму – как раз покатать с ним машинки. Но это пример нарочитый. Бывают моменты, когда один из детей находится в более заброшенном состоянии, или в более сложном не внутри, а снаружи, в каких-то макросистемах. И ему нужно уделить больше внимание в этот момент. Женщины с детьми проводят больше времени, и теряют границы, мерки соотношения с реальностью. К вечеру любая морковка, вынутая из супа, или любая не поделенная машинка вырастает до размеров катастрофы. Это усталость и замыленность глаза. И поэтому к вечеру реакция мамы менее адекватна, чем реакция папы, он реже бывает дома. Это надо учитывать, кто меньше устал, тот пусть и контактирует с детьми. Мера наказания, пресечения должна быть обсуждена заранее на командирских обсуждениях, чем мы наказываем, а чем мы не наказываем, на месяц сладкого не лишаем никого и никогда. Один день без сладкого можно и перетерпеть. Должны быть оговорены меры, и это должны быть микромеры, гомеопатические меры наказания. Можно делать все, что является командным действием, если согласен папа, согласна мама, никто от этого не обидится, главное, при этом сохранить авторитет, если нужно, признать свою неправоту. Дети поймут, что взрослые тоже люди без крыльев и без списка совершенств, свойственных божествам. Ошибка и потеря авторитета – это разные вещи, можно ошибиться, но при этом не потерять авторитет. Если папа скажет: «дура, что ты…», это будет подрыв авторитета.


Новости
Вирусный гепатит Е (ВГЕ)

Вирусный гепатит Е (ВГЕ)

Вирусным гепатитом Е болеют подростки и молодые люди. Источник инфекции ВГЕ — больной человек. Механизм передачи инфекции фекально-оральный. Заразиться можно в основном через инфицированную воду, а также через предметы обихода, которыми пользовался
21.10.18



Здоровье моих детей © 2014 Все права защищены. Powered by Здоровье моих детей


Яндекс.Метрика