Речь, игры, игрушки » Здоровье моих детей
Главная Ребенок от года до школы Детский сад Новорожденные
Логин:  
Пароль:
Красота Беременность и роды Ребенок до года Питание ребенка Развитие,игры Здоровье Воспитание Дом,семья О детях
Популярное на сайте
Новости
Отдых с детьми в Италии

Отдых с детьми в Италии

Летом многие родители с детьми проводят отпуск популярной во всем мире Италии. В Италии живописная природа, мягкий климат, превосходящая по красоте Хорватию, Испанию, Францию. В Италии можно прекрасно отдохнуть с детьми: интересные путешествия,
23.04.19

Заболевания детей
Колит: симптомы, лечение

Колит: симптомы, лечение

Это воспаление толстого кишечника. Встречается острый колит (при острых кишечных инфекциях, например при дизентерии) и хронический, протекающий с периодами обострений и временного благополучия. Причинами хронического воспаления кишечника являются
17.04.19

Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь

Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь

Это расстройство, связанное с систематическим забросом желудочного содержимого обратно в пищевод, сопровождающееся воспалением последнего (эзофагитом). Причинами могут быть анатомические нарушения в области перехода желудка в пищевод (например,
10.04.19

Ссылки
Читающий ребенокНи для кого не секрет, что сегодня все больше детей вырастает, так и не взяв в руки книгу. Их литературный опыт в этом случае ограничивается комиксами, более-менее случайными журналами, а впоследствии — вялыми попытками освоить произведения школьной программы в сокращенном изложении. Как бороться с таким положением вещей и надо ли с ним бороться вообще? — вот тот вопрос, который в той или иной связи часто задают родители. Попробуем разобраться. В чем причина того, что сегодня дети в среднем читают меньше, чем их сверстники 15—20 лет назад? Можно предположить, что ответственны за это несколько причин, в том числе — изменение характеристик информационного потока, общее ускорение темпов жизни, смена общественных ценностей и изменившееся отношение к книге вообще. Начнем с последнего — наблюдая разноцветные развалы полуголых девиц и космических монстров (а именно так впервые видят книги наши дети), никакому нормальному человеку не придет в голову произнести какую-нибудь вполне банальную для предыдущих поколений фразу, типа «Всем лучшим в себе я обязан книге» или «Любите книгу — источник знаний» или даже «Книга — это святое». До высоких библиотечных залов и пыльных фолиантов доходят далеко не все, а книжные развалы во множестве видел любой ребенок абсолютно любого возраста. Далее. Все большее количество информации, особенно информации актуальной для юношества и масскультуры в целом, идет сегодня через аудио- видеопродукцию, телевизор, а также через компьютер и компьютерные сети. Это объективная реальность, и с этим ничего не поделаешь. Общее ускорение темпов жизни и, пожалуй, даже каких-то сторон мышления заключается в том, что ребенок с детства привыкает к определенному удельному количеству информации и событий на единицу экранного или книжного времени. Это количество, судя по современным мультфильмам и видеоклипам, очень велико. Большинство взрослых просто не способно следить за этими бесконечными «шлепами», погонями, содроганиями и падениями, которым с неунывающим постоянством подвергаются современные мультяшечные герои. Дети делают это легко. Привыкнув к такой «плотности информации», наши дети, естественно, с трудом читают, к примеру, английские или русские романы девятнадцатого века, где скорость существования событий и образов принципиально отличается от последнего клипа группы «Ногу свело» или современной продукции диснеевской киностудии. Для того чтобы они все же это делали, нужны специальные приемы, о которых мы будем говорить ниже. И наконец, сегодня ребенок или подросток, проводящий большую часть своей жизни за чтением художественной или научно-популярной литературы, часто воспринимается другими детьми как почти комический персонаж. Даже если это и не так, то у сверстников, во всяком случае, возникают (зачастую обоснованные) сомнения в адаптивности такого ребенка, то есть молодёжное общественное мнение постепенно отходит от «высоколобых» в сторону компанейских «своих парней и девчонок». Тем самым мы снова, уже в следующем поколении «догоняем Америку». Подведем итог. Дети мало читают, и это вроде бы нормально. Но предположим, что мы имеем достаточно культурную, читающую семью, которая праведно и слегка снобистски дрожит от современного засилья масскультуры и которая хотела бы любыми средствами добиться того, чтобы их дети читали книги. Что делать таким родителям? В первую очередь, определиться. Что вы хотели бы видеть в руках своих детей? Современное криминально-любовно-фэнтезийное чтиво? Здесь не стоит даже особенно напрягаться. С самого раннего детства покупайте ребенку комиксы про черепашек-ниндзя и похождения куклы Барби. Позже купите пару литературных изложений любимых сериалов ребенка, сами чи¬тайте и обсуждайте в семье последний детектив Александры Марининой или последний фэнтезийный роман Ника Перумова. Рано или поздно ребенок тоже присоединится к вам. Если все же не присоединился, не расстраивайтесь, не так уж много он потерял. К тому же еще не вечер. Все будет хорошо. Вы хотите, чтобы ваш ребенок «нес с базара Белинского и Гоголя», зачитывался Пушкиным, Мольером и Достоевским? Вот здесь придется потрудиться. Для начала придется забыть о комиксах и журналах с наклейками. Читайте вслух маленькому ребенку детскую «классику», приучая его и к странноватым на взрослый слух народным сказкам (попробуйте африканские — сами получите огромное впечатление), и к вяловатым описаниям Бианки, и к суховатой политизированности Родари, и к явной социалистический риторике Носова. Не забудьте о дидактике Льва Толстого и Константина Ушинского. Начиная с пяти-шести лет плотно переходите к историческим повестям для детей («Приключения первобытного мальчика», «Листы каменной книги»), рассказам о животных и сентиментальным повестям (Лидия Чарская, «Маленький лорд Фаунтлерой» «Без семьи" и т. д.). Даже когда ребенок научится читать самостоятельно, не бросайте читать ему вслух, потому что он, конечно, свободно читает букварь или хрестоматию для второго класса, но большие, интересные книжки ему самому еще не осилить. Можно читать по очереди, можно устраивать семейные чтения. Но где-то начиная с восьми лет вы проявляете хитрость. Хитрость заключается в том, что чтение обрывается на самом интерес ном и драматичном месте, у вас появляется неотложное дело, а книжка остается лежать на углу стола. Вряд ли эксперимент пройдете первой или даже пятой книжкой. Но когда-нибудь наступит такой момент, что ребенок устанет «ждать милостей от природы» и возьмет их сам. Дальше ваша задача — осторожно и настойчиво подсовывать ребенку книги. Упаси вас Бог идти по пути прямых рекомендаций. Книжки должны нена-вязчиво появляться в вашем доме. Они могут приноситься из библиотеки и просто «выползать» из шкафов. Для начала это должен быть именно тот жанр, к которому принадлежала «первая» книга ребенка. Историческая повесть о первобытных людях? Пожалуйста! Вот тебе еще одна. «Волшебник Изумрудного города»? Вот тебе продолжение! И так далее. Постепенно расширяйте палитру жанров. Если ваш ребенок с детства привык на слух воспринимать неадаптированный, высокохудожественный текст, то его возможности уже в третьем-четвертом классах весьма широки. Автору известны дети, которые в девятилетнем возрасте с удовольствием читали зануднейшего «Властелина колец», Жюля Верна и «Чайку по имени Джонатан Ливингстон». И помните: ребенку, который «научился читать» в вышеописанном смысле, никакие мультики и компьютерные игры не помеха. Он уже умеет воспринимать систему образов с печатного листа настоящей книги, и другие системы образов не заслоняют, а лишь дополняют его мир. Ино¬гда, подрастая, такие дети перестают читать нравящиеся родителям книги и переходят к современной литературе. В этом нет ничего страшного. Вы сделали все, что могли, и к Пушкину, Шекспиру и Достоевскому ваши дети еще вернутся на следующих этапах возрастного развития. Из книги "Понять ребенка", г.Екатеринбург, "У-Фактория", 2004 г.


Методы интеллектуального развития ребенкаП.В. Тюленев принципиально возражает против исходной концепции Монтессори – педагогики, с которой не соглашается практически ни один современный родитель, и которая сводит роль воспитателя или родителя к сравнительно пассивному наблюдателю и помощнику своему ребенку. По Тюленеву - таланты и способности ребенку дарит не Бог и не гены, а родитель, специально или случайно использующий "методы интеллектуального развития" (МИР) в возрасте до 1, 2, 3, 4 и 5 лет. Причем, одаренность те выше, чем раньше и правильнее родитель использует систему МИР. К 1988 - 1992 г. Тюленев завершает разработку и апробирование на практике целой серии методик: "Читать, считать, знать ноты ... - раньше, чем ходить". Это как раз тот период, о котором Монтессори пишет: "В пространстве от нуля до шести лет четко выделяются две подфазы. Первая - от рождения до трех лет - характеризуется таким типом ментальности, подступиться к которому взрослые не в состоянии. Следовательно, оказывать прямое воздействие на него невозможно" (М. Монтессори "Помоги мне это сделать самому", гл. ). Работы Тюленева и результаты полностью опровергают это учение Марии Монтессори. В течение этого "неподдающегося" периода воспитанники Тюленева не только начинают читать, но и считать, и писать, печатать простейшие диктанты на пишущей машинке, знают ноты и многое другое, фактически достигая в трем годам уровня третьего класса начальной школы - к чему Мария Монтессори в своей системе за всю свою карьеру и не приступала! То есть, к трем годам, когда Монтессори - педагоги только принимают в свои Монтессори - центры малышей, Тюленев в детских садах - школах нового типа "МИР ребенка" уже проходит с ними всю Монтессори программу! О чем же остается говорить? Естественно и очевидно, что с этих, жестких позиций конкретных результатов и эффективности, приходится сделать вывод, что вся система Монтессори - ошибочна, от начала до конца. Однако, распространенность этой системы требует, все - таки, разобрать эту систему более подробно, отделить зерна от плевел, поскольку переучивать Монтессори - педагогов легче, чем "традиционных педагогов". Можно сказать, что Монтессори - педагогика представляла собой первый шаг к научной педагогике начала 20 - го века, тогда как традиционная, как известно, законсервирована на уровне 17-го века Яна Коменского, то есть отстает на более чем 300 лет. Монтесссори - педагоги вслед за традиционными исходят от изначальной индивидуальности, генетической предопределенности. Однако почти все разговоры в пользу генетической одаренности ("гениальности") оказываются на поверку социальным заказом узкой группы, можно сказать своеобразной псевдонаучной секты так называемых "специалистов по одаренности", пытающихся увести родителей и широкие круги общественности от понимания важности, решающего значения периода раннего развития с единственной целью: сохранить элитарность культуры, сократить конкуренцию в фере искусства, науки и других творческих видов деятельности. Сегодня цели этих "специалистов" модернизируются, теперь их задача зачастую весьма банальна: убедить в неполноценности тех, кто не может хорошо платить за "результаты" "оценки одаренности". Кроме того, часть этих "специалистов" обслуживают так называемую теорию "быдло - класса", пропагандируемую многими не только в странах Запада, но и в России, одним из самых одиозных бывших руководителей нынешнего образования. Монтессори - педагогика с наукообразными, но устаревшими границами сензитивных периодов, а также с "изначально предопределенной личностью" как нельзя лучше подходит для этих целей образовательной дискриминации, как замена существующего механизма, поскольку традиционная педагогика, как грубая машина перемалывания и уничтожения талантов, доживает последние дни. Тогда как еще в 1970 году Масару Ибука вслед за Б. Никитиным утверждает, что "После трех лет развивать и воспитывать - уже поздно", Монтессори - педагоги, претендуя широкое распространение через сто лет(!) после появления метода? считают этот период до трех лет бесполезным! Тюленев приводит многочисленные примеры, когда человеческий ребенок побывавший на воспитании у животных хотя бы один - два года, уже никогда не смог стать обладателем интеллектуальных способностей человека даже в приближенной, так сказать, мере, как ни старались педагоги. Такой ребенок становился ... детенышем животного! По Монтессори же, напротив, ребенок якобы изначально, самого рождения или к моменту поступления в руки Монтессори - педагогов представляет собой «индивидуальную и неповторимую личность». Кроме того, ужасающе устарели границы сензитивных периодов, установленные в свое время Марией Монтессори. Отсюда запреты руководителей"Монтессори - центров" принимать детей до 3-х лет, и так же, утверждения о невозможности заниматься с неподготовленным ребенком, в пять лет ... Как правило, родители приводят детей в сад и словно бы ГОВОРИТ педагогам: "ВСЕ! , Я НЕ МОГУ СПРАВИТЬСЯ - СДЕЛАЙТЕ ХОТЬ ЧТО - НИБУДЬ !". Поэтому, ссылки на личность ребенка и прочее носят демагогический характер. Вдумайтесь, на самом деле, трудно заявлять нечто более абсурдное, тем более до сих пор почти ежегодно обнаруживаются младенцы, которых воспитывали животные, или люди - полуживотные (алкоголики, деспоты и т.п.) «помощь» которых в качестве воспитателей, даже до 1 – 2 лет приводит навсегда к полной утрате человеческих качеств. По – Тюленеву, такая позиция воспитателя приводит к полной или частичной утрате ребенком тех или иных способностей, талантов или качеств личности, поскольку каждый педагог понимает по мере …своей неповторимости или индивидуальности. Более того, чаще всего традиционные педагоги минимизируют требования к будущей личности, то есть к результатам своего продукта. Это происходит потому что, согласно многим законам психологии, любой наемный рабочий или работник стремится к снижению нормативов. Таким образом, ошибочность и вредность исходного положения Монтессори - педагогики для родителей не подлежит сомнению. Тем более, заявив в своих названиях Монтессори, нынешние последователи Монтессори, порочат имя великого итальянского педагога, нередко делают сейчас совсем иное: совершенно изменяют сроки обучения и применяют методы и рекомендации Домана, Зайцева, Никитина, Тюленева... То есть, занимаются плагиатом у тех, кто совершенно преобразил, развил дошкольную педагогику применяя научные достижения последних 50 лет, о которых Монтессори не могла знать. Такая исходная позиция - ссылаться на некие индивидуальные, неповторимые особенности (-читай, гены), к сожалению, привлекательна для многих педагогов, что превращает Монтессори педагогику в своеобразный «профсоюз педагогов», где социально и методически защищены в первую очередь, педагоги, а не наши дети, постольку, поскольку эта исходная позиция Монтессори – педагогики позволяет толковать процесс развития и воспитания ребенка совершенно различным способом, часто диаметрально противоположными. Широкий спектр толкований этой исходной позиции позволяет под маркой «Монтессори» скрываться самым разным, в том числе антигуманным педагогам. Естественно, в широко смысле родителям разобраться в истинном качестве услуг этого замкнутого педагогического сообщества вовремя практически невозможно, и дети оказываются жертвами постоянно идущего в недрах «Монтессори - центров» экспериментов. Хорошо, если это удачные эксперименты. Даже сами специалисты, сторонники этой педагогики утверждают, что многие руководители Монтессори - центров даже не знают... какого пола была Монтессори! Демагогически признавая индивидуальность и личность в нежном возрасте, воспитатели и педагоги как бы развязывают себе руки, снимают с себя всякую ответственность, списывая свою профессиональную несостоятельность на индивидуальность ребенка. Не случайно, что такая позиция Монтессори – педагогики практически ничем не отличается от того, что мы имеем в традиционной педагогике и у антиинтеллектуальной «Вальдорфской школы». П.В. Тюленев же, вместо опасной позиции корректирующей Монтессори - педагогики, на основании полученных результатов и массовой апробации в 1988 - 2002 г. предлагает целый спектр принципиально новых, созидательных, конкретных исходных позиций, указывающих на более активную определяющую и решающую роль родителей и педагогов: "Каждый ребенок - потенциальный гений - помогите ему развиться и образоваться!", "Читать, считать, знать ноты ... ребенка можно начинать учить и научить раньше, чем ходить!", и так далее. При таком условии у педагогов по меньшей мере не остается возможностей трактовать понятия "индивидуальность" и "неповторимость" во вред ребенку. Очевидно имеется в виду то, что неверная исходная позиция Монтессори - педагогики позволяет, например, вальдорфцам "на полном основании" так развивать детей, что они зачастую, целыми классами оказываются настолько индивидуальны и неповторимы, что не могут даже окончить среднюю школу. Такие результаты были получены во всех Московских школах, где проводился эксперимент по "Вальдорфской педагогике. В этом смысле, конечно, более адекватна позиция Гленна Домана, который признавал только ПОТЕНЦИАЛ личности, который нужно раскрыть. Еще более конкретна и выражена почти математически точно позиция Бориса Никитина (НУВЭРС). Кроме того, для большинства родителей очевидно, что использование Монтессори – педагогики например, в начале нового, 21-го века, означает отказ от более, чем пятидесяти лет развития наук о человеке. На самом деле, действительно, сегодня имя Монтессори будет означать отказ от бесчисленных научных открытий в области педагогики, психоанализа, эффективных психотехник; а также отказ от достижений социальной психологии, комплекса лингвистической философии, семиотики семантики, нейролингвистической психологии, суггестивной педагогики, теории интеллекта и многого другого. В самом деле, ведь никому в голову не придет всерьез пользоваться сегодня, скажем, диалектикой Демокрита лишь на том основании, что это было замечательное учение в славные времена Древней Эллады. Обратимся к тому, как относятся к этому в стане самой корректирующей педагогики Монтессори. Эту двойственность подтверждают сами защитники Монтессори – педагогики, в частности, руководитель Московского Монтессори - Центра К. Сумнительный, который пишет: «Во-первых, на вопрос "Что есть ребенок?" Монтессори и Штайнеp (автор педагогической концепции Вальдорфских школ) дают один ответ. Каждый ребенок - это неповторимая индивидуальность, личность, имеющая право на любовь и уважение». Исходная позиция "Монтессори – педагогики" – это такая же классическая позиция не желающего ни за что отвечать педагога. Сомнительно, что это было исходной позицией гениального педагога, каковой, без сомнения, была сама Мария Монтессори. Как раз наоборот - она была активным педагогом, делала как раз наоборот, тому, что говорят теперь ее последователи. И тем более, это не может быть позицией современного педагога - воспитателя, и тем более не позиция самого родителя, который, без сомнения, более тонко понимает, что такое ребенок, насколько он беззащитен и полностью зависит от родительских и педагогических действий. По-видимому, если бы сама М. Монтессори побывала длительное время не в положении профессионального педагога, а в положении родителя, она бы никогда не сумела сказать подобного. Эту позицию следует понимать как призыв к педагогам уважать ребенка вообще. Возражая Монтессори – педагогике, П.В. Тюленев, указывает на трагические факты воспитания детей животными, а также на трагикомические результаты педагогов - вальдорфцев, как крайние следствия именно этой позиции Монтессори. Сюда с полным правом можно добавить и религиозное воспитание, которое служит разделению людей на непримиримые враждующие сообщества. П.В. Тюленев считает, что ребенок имеет право на наиболее оптимальное, наилучшее интеллектуальное развитие, которое достижимо на данный момент развития общества. Такая позиция, по крайней мере, призывает и обязывает педагогов разобраться и знать, а какие же «современные наилучшие условия развития способностей на данный момент существуют. Именно такое требование соответствует «Конвенции о правах ребенка», принятой в конце 80 годов и признанной Россией. Законы П.В. Тюленева в системе МИР вполне конкретны, они основаны на том, о чем Монтессори не знала и даже не подозревала, и они гласят: «Каждый ребенок – потенциальный интеллектуальный гений, помогите ему развиться!» «Воспитание до одного года – воспитываете гения» «Развивая до двух лет – воспитываете талант» «Развивая до 3-х лет – воспитываете способного ребенка» (В книгах П.В. Тюленева: «Каждой семье - одаренных детей», 1998 г., "Читать - раньше, чем ходить" (1995 г.) и других. 2. Вопрос об отношении к личности педагога и его роли Против детей и родителей действует и второе принципиальное положение Монтессори – педагогики. Здесь тоже наблюдается декларативное сходство школ Монтессори и «вальдорфцев». Вторая сходная черта - это отношение педагогов к роли воспитателя, учителя. По их мнению учитель должен быть адвокатом ребенка и помочь малышу достичь духовного и физического комфорта. Образ мыслей, убеждения и взгляды учителя направлены на помощь ребенку в самоусовершенствовании его личности. Однако, этот путь самосовершенствования Монтессори и вальдорфцы понимают диаметрально противоположно! Подобная же неразбериха царит во всех «Монтессори центрах». Итак, все также списывается на личность ребенка, которая на самом деле ни обществом, ни не признается таковой до 18 лет. Таким образом, Монтессори – педагоги выводят себя за рамки законов, и могут творить, что угодно, ссылаясь на «личность», а на самом деле на то, чего нет и быть не может, поскольку чтобы стать личностью ребенок проходит несколько стадий, что в различных вариантов установлено и признается современной наукой о человеке. Но ссылки на Монтессори, жившую более ста лет тому назад, автоматически освобождают педагогов от какой – либо ответственности за неиспользование современных методов интеллектуального развития и образовательных технологий. 3. Свобода выбора педагога: чем она оборачивается на деле? Третье положение Монтессори – педагогики выглядит сегодня столь же абсурдно, как и первые два. Так, в работах наиболее видного пропагандиста Монтессори К. Сумнительного мы находим, что в Монтессори – педагогике имеет место своеобразная «демократия», которая, кстати, не учитывает пожеланий родителей о желательности наилучшего или даже максимального развития способностей: Требования Монтессори – педагогов к себе весьма занижены: «Каждый педагог или родитель вправе сам выбрать ту, во многом разную логику, которые предлагают эти две педагогические системы.» Тюленев категорически не соглашается с этим, и напоминает, что согласно «Конвенции о правах ребенка» педагог обязан выбрать наилучшие, оптимальные возможности для развития и образования ребенка. В соответствие с этим, педагоги в системе МИР обязаны следить за наилучшими достижениями педагогики, психологии и родительского опыта, и использовать их для воспитания и образования детей. Если это в каких – то «Монтессори – центрах» делают именно так, то это происходит, очевидно, вопреки исходным положениям, вследствие того, что отдельные педагоги придерживаются более активной позиции чем та, которая заявлена Монтессори. 4. Отношение к интеллектуальному развитию. Последователи Монтессори «последовательно» искажают в свою пользу идеи Монтессори. По их мнению, «для Монтессори вопрос об интеллектуальном развитии является лишь вопросом об организации помощи малышу в его естественном развитии. Технологии обучения только поддерживают и помогают, а не насилуют и не форсируют природу ребенка. Только уважая и всматриваясь в малыша, учитель и все, кто по роду своей деятельности занят обучением и развитием ребенка (дошкольника), должны способствовать его продвижению по пути самостановления». Любой родитель скажет, что это – путь в никуда, поскольку если уж родитель или педагог не знает, куда этому самому ребенку идти, то ребенок уже точно, никогда об этом пути самостановления не узнает вовсе, а время будет безвозвратно потеряно. Следствием таких «революционных утверждений» является то, что, например, «вальдорфская педагогика», использовав такое право выбора, принципиально считает недопустимым интеллектуальное развитие ребенка до 7 лет. Все это свидетельства того, что в выборе исходных концепций, в построении образовательных технологий и во многом другом, «Монтессори - педагоги» опираются на архаические, наивные донаучные представления. Только во второй половине 20 – го века стало известно, что интеллект – это способность человека к социальной адаптации. 5. Вопрос о позиции учителя По разному отвечают эти два направления и на вопрос о позиции учителя по отношению к ребенку. Так Вальдорфская педагогика считает, что образ учителя является для ребенка идеалом, которому он подражает во всем. Вальдорфский учитель приглашает ребенка следовать за собой. Монтессори - учитель идет вслед за ребенком, раскрывающим свои внутренние возможности. Это различие также имеет свои корни в разном понимании природы и законов развития ребенка. 6. Вопрос о воспитании чувств Система МИР рассматривает развитие систем восприятия как первоочередную задачу родителей и воспитателей - педагогов. Без развитых систем восприятия (зрение, обоняние, слух, вкус и т.д. включая экстрасенсорные), оптимальное развитие интеллекта невозможно. Развитие систем восприятия начинается в системе МИР еще до рождения, а для детей, которые начинают позже, предусматриваются определенные рекомендации по реабилитации. Тюленев идет вслед за быстро развивающимися органами чувств ребенка, стремясь использовать малейшие достижения этих чувств для развития интеллекта. В результате оказывается, что все те сенсорные материалы, которые использовались Монтессори в возрасте 4 – 6 лет и старше, у Тюленева дети проходят еще в младенческом возрасте. Комплекс разнообразных зрительных образов ребенок в виде так называемых динацессов («динамических процессов изменения формы. цвета и размеров» получает еще до исполнения 2 – 3 месяцев, в сенсорный период называемый у Тюленева «смотрунковым». Иначе говоря, ребенок в системе МИР проходит многие программы Монтессори на 3 – 4 и более лет раньше, когда он становится, по терминологии "системы МИР" «трогунком» Так же как и у Монтессори, сенсорный материал Тюленева развивает все органы чувств и дает возможность узнавать все необходимые свойства предметов - величину, объем, форму, цвет, вкус, вес, поверхность. Разумеется, ребенок впоследствии переносит эталоны качеств и свойств предметов на реальное окружение. 7. Отношения ребенка с предметами реального мира "В Монтессори - группе, ребенок вступает в контакт с конкретными объективными качествами предметов, с неким уменьшенном масштабе, который он перенесет на обычную каждодневную жизнь". У Тюленева чаще всего ребенок имеет дело с реальным масштабом, например, уже с 1 – 1,5 лет приобщается к пишущей машинке, компьютерной клавиатуре, свободно ориентируется в полях шахматной доски, и даже свободно и с увлечением … руководит действиями взрослых, когда его выберут в очередной раз "Президентом". Практически ко всему, что можно перечислить из достижений воспитанников Тюленева, следует добавить «впервые в мире», «впервые в истории человечества» … в таком - то возрасте. "А что же у «вальдорфцев»? Сенсорные впечатления в Вальдорфской группе отнюдь не системны. Они довольно случайны и узнавание конкретных признаков вещей может растянуться на неопределенное время." 8. Отношение к сензитивным периодам Учение о сензитивных периодах появилось около 1870 года, примерно в год рождения Марии Монтессори. В отличие от «вальдорфцев», которые не ведают о последних, Монтессори принимает, что у ребенка есть весьма ограниченное время для развития чувств и их совершенствования. Это сензитивный период сенсорного развития и утончения органов чувств. Здесь мы видим по сути вновь противоречие подходов к чувственному воспитанию Монтессори и Вальдорфа. И вряд ли может быть иначе, ведь система МИР, антропология и антропософия исходят из совершенно разных оснований. В системе МИР пересмотрены все сензитивные периоды, о которых было известно во времена М. Монтессори. 9. Вопрос об отношении к сказкам. Что рассказывать детям: волшебные сказки, на которых базируется Вальдорфская педагогика или истории наполненные реальными знаниями о жизни, как это предлагала Монтессори. С одной стороны, сказка - это культура страны, богатство языковых средств выражения, а с другой, По мнению Монтессори, сказка не содержит материала для развития воображения, как действующей субстанции человеческого интеллекта. Сказка в этом смысле не является стимулом для продуктивного творческого познания и развития. Более того, крайне спорен и психологический эффект от сказок с героями символизирующими зло. Что же касается системы МИР, то ребенок, начавший читать раньше, чем ходить, примерно с возраста трех лет сам, почти ежедневно сочиняет и печатает собственные сказки, соединяя воедино рационально –интеллектуальный подход Монтессори и культурно – языковый подход «вальдорфцев», демонстрируя совершенно невозможные результаты для обеих устаревших систем. 10. Отношение к обществу и сами себе Сторонники Монтессори пишут: «Так, сообщество Вальдорфцев монолитно и носит черты секты стремящейся всосать в себя весь окружающий мир». Такое утверждение очень сомнительно, так как дело обстоит как раз наоборот: «вальдорфцы» как изначально непрофессиональные педагоги, а эстетствующие философы, изначально стремились опутать своей «человекомудрствующей» педагогикой только элиту. «Вальдорфцы» не смогли бы выжить столько лет, делая иначе: их воспитанники были состоятельными и не нуждались в особом интеллектуальном развитии: деньги и капиталы богатых родителей позволяли им не пользоваться этой излишней роскошью – интеллектом. В лице воспитанников «Вальдорфской школы» мы имеем дело с подобием аристократов, капиталистов, меценатов, разбирающихся в живописи, искусстве и тому подобное, но которым не ведомы ни математика, ни серьезные естественные науки, и вообще, излишний интеллект вредит. Всосать в себя весь мир хотят именно Монтессори –педагоги, именно они навязывают родителям волю и позиция профессионала – педагога, что является абсолютно неприемлемым для общества. Как раз родители и борются против такой же всепоглощающей системы в виде традиционной педагогики, которая фактически монополизировала сферу интеллектуального становления детей вот уже более 300 лет. Безусловно, Монтессори - педагогика неизмеримо лучше традиционной, но факт остается фактом: в эту педагогику вошли достижения психологии, социологии, а также представления физиологии первой половины прошлого, 20-го века, не более. Напротив, Тюленев считает, что методы интеллектуального развития детей должны быть прозрачны прежде всего для родителей - заказчиков педагогических услуг и система МИР правильно и научно расставляет акценты в позициях родителей и педагогов. В то же время сегодня, неправомерно втягивая в свои специализированные группы нормальных обычных детей, препятствуя тем самым массовой реализации современных "методов интеллектуального развития ребенка", корректирующая "Монтессори - педагогика" превращается в своеобразный, замкнутый, консервативный профессиональный союз педагогов, отстающих теперь уже не на триста, а "всего - навсего" на сто лет: "Монтессори же педагоги постоянно объединяются в многочисленные ассоциации и профессиональные союзы, адаптируясь в совершенно разных странах и социальных условиях, стремясь размножить свои сообщества под многими названиями, выходя в этот бурлящий современный мир." в этом абзаце руководитель Московского Монтессори – центра вполне исчерпывающе раскрывает планы Монтессори - экспансии. 11. Мария Монтессори не занималась методами раннего развития ребенка, а использование этих методов в коммерческих Монтессори - центрах незаконно и, мягко скажем, антипедагогично В качестве иллюстрации того, как относится Монтессори - педагогика к раннему развитию, приведем отрывок из "Бесед по Монтессори", опубликованных в 1999 году, то есть, книги напечатанной через семь лет после публикации "В пять лет - в пятый класс", и через четыре года после опубликования книги Павла Тюленева "Читать раньше, чем ходить". Вот что пишет "В беседах по Монтессори", автор, директор Московского "Монтессори - центра" К.С. Сумнительный: «С другой стороны мы не рекомендуем брать ребенка в группу Монтессори раньше 3 лет. Именно этот возраст становится порогом, на котором способность ребенка бессознательно собирать и накапливать в подсознании свои чувственные впечатления, называемая Монтессори впитывающим умом приобретает новые качества, такие как способность, конкретизировать свое ощущение и разделять впечатления. Ребенок активизируется и стремится к осознанной работе. А настойчивого папашу все-таки удалось уговорить, и он отдал своего ребенка в традиционную группу по подготовке к школе». Отметим, что по педагогической системе Тюленева ребенок к возрасту 3-х лет читает, пишет, считает, сочиняет, пишет диктанты, ведет дневник на пишущей машинке или компьютере уже на уровне 2 - 4 го классов начальной школы. Таким образом, Монтессори вслед за Руссо, считает состояние мозга ребенка до 3-х лет "сном разума", тогда как Тюленев утверждает совсем другие максимы: "Развиваете до 1 года - воспитываете гения", "Развиваете до 2-х лет - воспитывает талант", «Развиваете до 3-х лет – воспитываете способного ребенка» и т.д. Нужно отдавать себе отчет, насколько велика разница в этих, диаметрально противоположных подходах. Родителям не лишним будет помнить, что центры раннего развития никакого отношения к Монтессори - педагогике не имеют и не должны иметь, ни методически, ни тем более, юридически. Профессиональным педагогам и воспитателям тоже имеет смысл, образно говоря, пройти переподготовку в АОР, чтобы не оставаться в каменном веке традиционной педагогики или в бронзовом веке Монтессори - педагогики. 12. Так как же понимать: хороша или плоха "Монтессори - педагогика"? На этот вопрос можно кратко ответить так: "Педагогика Монтессори (возраст ребенка от 3 до 7 лет) - это на порядок лучше, чем традиционная педагогика, но и на порядок хуже, чем педагогика Тюленева". Для периода раннего развития Монтессори – педагогика, корректирующая по своей сути, крайне вредна, так как этот период не был предметом специальных исследований Марии Монтессори. Отметим, для этого возраста с 60-х годов что наилучшей, наиболее эффективной системой была система домашнего развития и воспитания Б.П. Никитина, шестеро детей которого в 60 – 70 – е годы окончили среднюю школу на 3 – 4 года раньше обычного срока. Для школьного возраста Монтессори – педагогики также не существует. Лучшей технологией здесь вот уже в течение 30 лет остается методы интеллектуального развития В.Ф. Шаталова, члена Президиума АОР. Метод В.Ф. Шаталова в среднем в три раза сокращает сроки обучения в средней школе по физике и другим предметам, исключая математику – здесь сокращение сроков обучения составляет еще больше: от 5 раз (алгебра) до 10 раз (тригонометрия, стереометрия).


От чего зависит интеллект ребенкаМожно ли сделать ребенка умнее? Или уж какой интеллект достался ему по наследству, с таким и жить? Эта тема – настоящий чемпион по количеству споров, домыслов и ожиданий. Пора расставить точки над «i» и разобраться с мифами о выращивании интеллектуалов. Миф первый. Ум передается по наследству, а плохие гены не изменить На самом деле интеллект ребенка зависит как от генов, так и от среды, в которой он растет. Это доказали исследования однояйцовых близнецов, которые волей случая были разделены и воспитывались в разных семьях и разной культурной среде. Генотип у близнецов одинаковый, а уровень интеллекта неизменно получался разным. Насколько ребенок одарен интеллектуально, точно сказать трудно, особенно когда он совсем маленький. И изменить генотип нельзя. А вот создать богатую среду для развития природных способностей – можно и нужно. Важность среды доказывает и такой факт: когда детей, чьи биологические родители не отличались умом и способностями, усыновляли образованные семьи, уровень приемышей через некоторое время значительно возрастал. Любопытный эксперимент провели наши психологи. Они наблюдали группу шестилеток с одинаковым IQ. Часть из них осталась еще на год в детском саду, часть пошла в школу. Через год уровень интеллекта школьников был выше, чем у детсадовцев: ведь школа предлагает более богатую среду для развития. Миф второй. Главное дать толчок развитию интеллекта в раннем возрасте, дальше все пойдет само собой Неправда. Американские психологи отобрали маленьких детей, чьи матери показали очень низкий уровень интеллекта, и занялись их умственным развитием и подготовкой к школе. За несколько лет занятий удалось значительно повысить интеллект крошек: у некоторых IQ поднялся на 30 баллов! При поступлении в школу они опережали в развитии многих сверстников. Но когда специальные занятия закончились, дети вернулись в мир своих малоразвитых родственников, стали учиться в обычных школах, их интеллектуальный уровень постепенно снижался и стал не выше среднего. Американцы говорят об интеллекте «Use it or loose it» - используй, или потеряешь. Тренировать мозг надо постоянно. Миф третий. Ребенка развивает только общение с взрослыми Это верно для младенцев: они действительно учатся говорить и думать, общаясь с родителями. Малыши, предоставленные себе, либо братья, которых надолго оставляют в компании друг друга, начинают отставать от сверстников. Но в школьные годы, общение со сверстниками так же необходимо, как и общение с взрослыми. Во время президентства Джона Кеннеди в США объединили школы для черных и белых. Белые родители штата Джорджия были категорически против такого нововведения. Они решили бойкотировать муниципальное образование, наняли детям домашних учителей, и школы были вынуждены закрыться. Когда через два года конфликт утрясли и дети вернулись в школы, оказалось что их IQ значительно ниже, чем у детей из других штатов, которые не прерывали нормальной учебы. Это отставание удалось ликвидировать только через 4 года. Миф четвертый. Чтобы получить умного ребенка, надо развивать у него логическое мышление Сотрудники кафедры психогенетики психфака МГУ взяли группу шестилеток и 18 лет наблюдали за развитием их интеллекта. Оказалось, что уровень логического мышления был выше у тех подростков и молодых людей, кто в 6 лет отличался богатым наглядно-образным мышлением. Так что не спешите решать с дошколятами логические задачки. У малышей надо развивать фантазию, воображение, больше с ними сочинять, рисовать, играть. Известный психолог Д.Б.Эльконин говорил: если ребенок не доиграл в дошкольном возрасте, это скажется на его дальнейшем развитии. Миф пятый. Люди разных народов различаются по интеллекту В США постоянно изучали и сравнивали интеллект представителей белой и черной рас. Раньше все время получалось, что у белых IQ в среднем примерно на 15 баллов выше. Из этого делали вывод, что черные – генетически ущербная раса. Но более поздние исследования показали, что причина различия в уровне IQ – не гены, а все та же среда. 15 баллов – как раз типичная разница в уровне интеллекта привилегированных слоев населения и ограниченных в правах групп, независимо от национальной принадлежности. Уровень интеллекта черных и белых, равных по положению в обществе, образованию, доходу, по количеству детей в семье, по духовным ценностям родителей оказался одинаковым. А в Германии сравнивали интеллект детей от смешанных браков и детей этнических немцев. И снова в единых социальных группах различий не было. ХВАТИТ ЛИ НА ВСЕХ УМА? Интеллект детей из многодетных семей тоже очень сильно зависит от образования и социального статуса родителей. В образованных семьях, где с детьми занимаются, IQ у первых четырех не ниже, чем у сверстников из небольших семей. И только у пятого может быть хуже - видно, дальше у родителей уже не хватает сил. В многодетных семьях, где родители сами не блещут умом и образованностью, падение интеллекта идет уже со второго ребенка. А вот в многодетных семьях мормонов и квакеров, которые традиционно очень много занимаются своими детьми, интеллект наследников не снижается независимо от их количества.


Две сестрыЕсть мнение, что в маленьком ребенке столько всего своего собственного, что ничего уже не «перезаложишь». Примером этого суждения служат нормальные дети людей, пристрастных к алкоголю. Действительно, ребенок ежедневно видит перед собой праздных дурно выглядящих, вонючих, орущих, дерущихся и деградирующих родителей. А сам при этом может «выбиться в люди» и даже не пить совсем, впечатлившись в детстве этой картиной жизни. Попробуем разобраться, так ли это. По статистике, у 70% детей алкоголиков формируются навязчивые пристрастия к алкоголю, работе, еде, сексу, лекарствам, азартным играм, а около половины из них вступает в брак с алкоголиком. Вероятность самому стать алкоголиком, у детей, выросших с родителями алкоголиками, увеличена в 4 раза. Однако, действительно, встречаются дети, которые рано взрослеют и становятся в такой семье «старшими», берут заботу о себе и родителях в свои руки. Их процент очень мал. Теперь представим, что с таким ребенком полноценно занимаются. С ним говорят на хорошем русском языке, читают книги и отвечают на его вопросы, вместе с ребенком ходят в походы, цирк и на музыкальные представления, стараются привить ему привычку к порядку, правильному поведению в обществе, вводят его в мир искусства, учат читать и декламировать стихи. Ребенок что-то потеряет от этого? По крайней мере, он будет чувствовать себя нужным, любимым родителями, уверенным в себе и своих силах, наконец-то счастливым, у него сформируется программа поведения со своими детьми. Точно так же, как врожденные данные – отличный оперный голос. Если его не поставить, не заниматься с хорошими педагогами, а вообще оставить как есть, то ребенок, конечно, будет петь, но явно хуже, чем при должном внимании к нему. Любые исходные данные, заложенные в человеке, можно улучшить, замедлить или ухудшить. К сожалению, в реальной жизни нет возможности «прокрутить пленку» и узнать, как сложилась бы жизнь одного малыша при разных родителях и разных созданных ими обстоятельствах. Две сестры У моей подруги есть две племянницы одного возраста. Я встречаю их на ее дне рождения. Первая, назовем ее Анна, единственный ребенок в семье, родители поженились, будучи еще студентами. Когда я впервые увидела ее, то удивилась про себя ее некрасивости: она была очень неуклюжа, кривонога, ее огромный рот с широкими зубами извергал грубый обрывистый рев. Вторая, назовем ее Вероника, напротив, располагала к себе: ровные белые кудряшки обрамляли ее лицо, большие голубые глаза смотрели с детской наивностью, аккуратненький ротик бантиком кокетливо сжимался в улыбке. Она была долгожданным ребенком. Конечно, Вероника была более приятной, в ней угадывались задатки привлекательной женщины. Но она еще совсем маленькая, ей всего полтора года. Мы встретились, когда девочкам исполнилось по 4 года. День рождения был на природе и девочки бегали вокруг большого деревянного стола на лужайке. Закончив играть в салки, они принялись ползать друг за другом на четвереньках. Им очень весело. Я заметила, как выровнялась Анечка. Ее фигура стала более равномерной, короткие ножки удачно прикрывались платьем, она больше не кричала, а лишь задорно смеялась. Вероника стала еще симпатичнее. У нее пушистые белые волосы. Девочки весело барахтались на лужайке. Взрослые общались за столом. Родители Анечки по очереди приглядывали за ней из-за стола. Ее папа принес из дома большую коробку с игрушками. Мама Вероники сидела с отстраненным взглядом. За это время жизнь в семье Вероники изменилась. Отец, очень хотевший дочку, переменился, ребенок его не интересовал, она начал пить и задерживаться по вечерам. Мама ушла в себя. Ее настолько захватили личные переживания, что она тоже охладела к прелестной белокурой девочке. Ее воспитанием занималась бабушка. Даже за столом Вероника сидела рядом с любящей бабулей, а не родной мамой. Девочки вытащили из ящика с игрушками коробочку с детскими украшениями. Одев на себя все, что имелось в волшебной коробке, они стали кружиться в танце по лужайке. Этого им показалось мало, и они пошли хвастаться своими драгоценностями перед взрослыми. Анечка протянула перед мамой свои черные пыльные ручки с разноцветными кольцами. С восторгом посмотрела на маму и выдохнула: -Мамочка, правда, так очень красиво? -Нет.- Тихо ответила мама. -Почему? - удивилась Аня, разглядывая все десять колечек. -Посмотри. - Так же тихо продолжила ее мама и показала дочке свою руку - У всех чистые руки. Если ты вымоешь свои, то будет очень красиво. А так как сейчас - никому не понравится. Затем молодая женщина наклонилась к дочке и что-то неслышно сказала ей. Они вместе прошли в дом и вернулись с чистыми руками. Вероника стояла одна на лужайке, сверкая украшениями, как маленькая елочка. Она не подошла к столу. Позже я заметила, как плохо она разговаривает в свои четыре года. Не то чтобы она картавила или не выговаривала какие-то буквы. Нет, ее речь практически невозможно было разобрать. Она либо молчала, либо что-то пыталась сказать бабушке, но и та с трудом понимала. Сейчас девочки ходят в школу и по-прежнему любят играть на лужайке у бабушки. Аня очень хорошо учится, ходит на различные секции. В школе она часто выступает на концертах, т.к. у нее развита способность запоминать стихи и песни. Родители много читали ей, разговаривали, развивали музыкальный слух. С пяти лет она сама свободно читает книги. Родители уделяли внимание развитию бытовых навыков, выезжали на природу. Вероника тоже ходит в школу, разговаривает и читает. Ее родители по-прежнему не могут наладить свою семейную жизнь. На мой взгляд, если вводить понятие «качества жизни», то Аня живет более интересной и счастливой жизнью, чем Вероника. Для меня интереснее в общении тоже Аня, хотя от рождения ей было дано даже меньше, чем Веронике. Все родители хотят счастья своим детям, хотят дать им лучшее. Так почему же не дать им «багаж» знаний, умение разбираться в разных жизненных ситуациях, правильно вести себя с окружающими, иметь полезное хобби, которое пригодится им во взрослой жизни. Как нет лекарства от всех болезней, так нет и кратких четких советов подходящих для всех родителей. Ведь все дети и родители разные. Каждый должен сам выбрать для себя приемлемый способ воспитания своего малыша.




Здоровье моих детей © 2014-2019 Все права защищены. Powered by Здоровье моих детей


Яндекс.Метрика