Главная Ребенок от года до школы Детский сад Новорожденные
Логин:  
Пароль:
Красота Беременность и роды Ребенок до года Питание ребенка Развитие,игры Здоровье Воспитание Дом,семья О детях
Популярное на сайте
Заболевания детей
Дифтерия носа у ребенка

Дифтерия носа у ребенка

Дифтерия носа чаще всего встречается у маленьких детей. Обычно отмечается односторонний гнойный насморк с примесью крови, ребенок сопит, плохо берет грудь. При исследовании носа обычно на одной стороне носовой перегородки обнаруживается пленка,
11.02.18

эпидемический паротит у детей лечение

эпидемический паротит у детей лечение

Возбудитель болезни — фильтрующийся вирус. Инфекция передается от больного капельным путем. Наиболее восприимчивы дети от 5 до 15 лет; встречаются заболевания и в раннем возрасте. Инкубационный период длится от 11 до 23 дней. Больной уже
08.02.18

Детский пост

26.03.17 | Категория: Детский сад

Детский постНекоторые говорят, что детям, не достигшим возраста 3-7 лет, вообще не надо поститься в среду и пятницу, а также в течение многодневных постов, которые предписаны Церковью. Другие говорят, в эти дни детям позволяется вкушать молоко, сыр, яйца. Как следует поступать? И могут ли дети поститься как взрослые христиане? Ответить на этот вопрос на основании святых канонов нельзя, так как нет ни одного канона, конкретно определяющего детский пост. Но ответ можно получить из целостного осознания сути поста, его вида и цели. Исходя из этого, можно с уверенностью сказать, что у детей нет потребности в строгом посте , к которому призывает Церковь взрослых христиан. Причина простая: дети не впадают еще в тяжкие грехи подобно взрослым, не находятся в плену «взрослых» страстей, не имеют пагубных привычек, и поэтому не нуждаются в исцелении, укрощении и уничтожении страстей, для которых пост является грозным оружием в руках христианина, ради чего Бог заповедал поститься, а Святая Церковь установила правила поста. Но это не означает, что дети свободны от поста и совсем не должны поститься. Степень строгости поста детей зависит от веры и благочестия их родителей. И здесь требуется мудрость и рассуждение, чтобы не ущемить ни телесных, ни духовных потребностей ребенка. Прежде всего нужно определиться, до какого возраста следует считать свое чадо ребенком. Дети проходят несколько фаз развития: младенец, ребенок двух-трех летнего возраста, дошкольник, школьник, отрок, юноша. Для некоторых родителей их чадо и после службы в армии все еще ребенок. Очевидно, нельзя все фазы «детства» в отношении поста воспринимать одинаково. Здесь возможны две крайности: либо родители с раннего детства требуют от ребенка придерживаться строгого поста, либо «щадят» его от всякого поста вплоть до совершеннолетия. И та и другая крайности пагубны для духовной жизни ребенка. В первом случае существует опасность излишней строгостью вызвать у ребенка отвращение к посту, что может привести к полному отказу от постов в зрелом возрасте и нанести вред душе. Во втором случае, если ребенок с детства не будет приучен к воздержанию, не будет различать постных и непостных дней, то в зрелом возрасте ему будет трудно привыкнуть к посту, что не менее пагубно. Найти золотую середину - вот задача родителей. С этим легко справятся лишь те родители, которые сами ведут духовную жизнь, сознательно борются за спасение собственной души и души своего чада. Ведь обязанность родителей заключается не только в том, чтобы родить ребенка, ввести его в эту земную жизнь, но им следует, в наибольшей степени, воспитать его в Вере православной, сотворив гражданином Царства Небесного Например, совершенно естественно, когда мать приносит свое любимое чадо каждое воскресенье в храм и причащает на Литургии. Конечно, у младенцев пост не предполагается, и мать кормит его грудным молоком безо всяких ограничений, что не может стать препятствием в соединении его с Господом в святом Таинстве Причащения. Так дитя возрастает в храме Божьем, телесно укрепляясь материнским молоком, а духовно - Святыми Тайнами. Ребенок с ранних дней привыкает к обстановке храма, к запаху ладана, к огонькам свечей, к священническому облачению. К сожалению, в Сербии существует темное суеверие, будто нельзя причащать ребенка до трех или даже до пяти лет. И когда таких детей приводят на Причастие, то нередко мы становимся свидетелями безобразных сцен - раздаются истошные крики, визги, ребенок боится «страшного бородатого священника», и причастить дитя в таком случае бывает очень трудно. Хуже всего, если страх у ребенка закрепится на долгие годы или на всю жизнь, лишив его великого Таинства Причащения. С другой стороны, родители, пекущиеся о духовной жизни своего чада, начинают приучать его к посильному посту уже с трех-четырехлетнего возраста ради того, чтобы дитя отличало среду и пятницу от других дней, и это станет безценным навыком на всю его жизнь. То же самое можно сказать в отношении Таинства Покаяния или Исповеди. По учению Церкви, ребенок до семи лет не имеет греха. Но многие родители приводят своих детей на исповедь и в четыре-пять лет ради того, чтобы привить ему осознание своих христианских обязанностей, без которых невозможна духовная жизнь христианина. Очень важно научить ребенка свободно и доверительно общаться со своим духовником. Итак, пост для детей необходим, но не следует впадать в крайности. Родителям сами должны жить по заповедям Божиим, трудиться над личным спасением под руководством опытного духовника, и тогда золотая середина легко будет определена в отношении детского поста, святого Таинства Покаяния и Причащения. Мир вам и радость от Господа. Иерей Василий Вольский (г.Мурманск): Многие у нас причащают детей до семи лет каждую неделю. А как исполнилось семь, так дитя это почти перестаешь видеть в храме. Потому что нужно готовиться к исповеди, нужно попоститься хотя бы один день накануне, то есть появляются небольшие трудности, к которым родители и дети оказываются не готовы. С какого возраста нужно приучать ребенка к посту? Моими предками были поморы с Терского берега, перед которыми не стояло такого вопроса. До двух-трех лет мать кормила ребенка грудью, а потом дети питались тем же, что и вся семья. Весной корова отелится, молоко девать некуда, но детям его все равно в Великий пост не давали. С младости приучали к воздержанию. И старец Алексий Зосимовский говорил, что с двух-трех лет ребенок должен учиться понимать, что такое среда и пятница. Сейчас, конечно, прежний уклад во многом разрушен, а бездумно его копировать бессмысленно. Мы с матушкой позволяем своим детям есть молочное в пост. Но они, глядя на нас, сами говорят: «Мы тоже хотим поститься». Это их добровольное решение, мы не принуждаем. И не скажу, что наши дети испытывают какие-то тяготы в связи с постом: что мама сготовила, то и едят, не просят дать «вкусненького». Вообще, в уставе Церкви постам для детей не уделено места. Он создавался в монашествующей среде и на нее прежде всего ориентирован. Сказано, что если женщина родит в Страстную седмицу, то пусть вкушает елей и вино. Это, собственно, все. Но все-таки, я думаю, чем раньше приучить, тем лучше. Если с детства не выработалась привычка к воздержанию, то потом человеку будет очень трудно заставить себя поститься. Даже в семь лет много уже упущено, приходится преодолевать какой-то барьер. Другое дело – не стоит с ходу идти на резкие ограничения, нужно мягко приучать. Поначалу довольно отказа от мяса в постные дни, хотя бы в среду и пятницу, Страстную неделю. И дальше увеличивать по силам, сызмала приучать к духовной и телесной дисциплине. И потихоньку двигаться к церковному совершеннолетию, которое у девушек наступает в тринадцать лет, а у парней в пятнадцать. С этого возраста они могут быть крестными отцами и матерями и, конечно, поститься, как все. Но лишь в том случае, когда уже есть опыт. Только тогда переход от «детского» поста к «взрослому» будет безболезненным. Когда подростков безо всякого перехода начинают даже не убеждать, а понуждать к бессмысленной голодовке, которую язык не повернется назвать постом, – это очень печальная картина. Бог не терпит насилия. Даже маленьких нужно с лаской убеждать, объяснять, в чем смысл поста, предлагать хоть от чего-то отказаться. Но сейчас многое перепутано. У нас иные ребята в воскресной школе хотят поститься, а родители им не дают. А можно наблюдать картину, когда не взрослые детей, а дети взрослых приучают к посту. Игумен Филипп (Филиппов) (г.Сыктывкар): По этому поводу нет каких-то общепринятых установлений Церкви, которые все четко бы регламентировали. Это, с одной стороны, плохо, с другой – здесь проявилась мудрость Церкви, передавшей вопрос о детском посте в ведение духовника. Бывает, что Господь с младенчества приуготовляет ребенка к святости. Вспомним преподобного Сергия, который еще младенцем отказывался вкушать материнское молоко по средам и пятницам. Но, как правило, обременять ребенка каким-то строгим воздержанием – это не лучший способ привить ему благочестие. Едва ли он в силах понять смысл навязываемого ему подвига. Между тем у меня в приходе есть несколько многодетных семей, где дети просто изнурялись постами. Я видел потом, как они, бледные, немощные, не могли молиться, стоять в церкви, а просто засыпали. Так организм борется с истощением, растратой сил. Пришлось строго-настрого запретить подвергать детей таким испытаниям. Церковь учит, что женщина, которая постится во время беременности, уподобляется самоубийце. И это распространяется во многом на уже родившихся детей. В тот период, когда организм растет, развивается, он нуждается в достаточном поступлении внешнего питательного материала. Если мы не будем этого учитывать, то получим ослабленного ребенка. Это мое мнение и как священника, и как врача. Конечно, когда у родителей имеется в семье значительный достаток, когда они способны обеспечить ребенка во время поста разнообразным питанием, необходимым количеством фруктов, овощей, орехов, черного горького шоколада и др., то есть всеми важными для развития витаминами, белками, жирами, тогда пост не представляет угрозы для детского здоровья. Но у нас очень немногие семьи способны позволить себе подобные траты. Поэтому у меня такая позиция: поститься всерьез можно начинать лишь по достижении совершеннолетия. Примерно с четырнадцати лет можно начинать поститься перед причастием. Это не значит, что можно вот так подойти к Чаше без подготовки. Уже с семи лет нужно вычитывать необходимые молитвенные правила перед принятием Святых Даров, поначалу, конечно, с помощью взрослых. До 14-16 лет упор нужно делать все-таки на духовное устроение, а физические подвиги отложить на более поздний срок. Но, конечно, есть одна неделя в году, когда поститься в той или иной мере (например, отказываться от мяса) можно всем, включая самых маленьких. Это Страстная неделя, которая очень важна для понимания православной веры. В эти дни ребенок в силах понять смысл поста – что нужно немножко пострадать вместе со Христом. Одна неделя не нанесет ущерба здоровью, но многое может дать для духовного устроения. В остальных случаях детям можно поститься только по благословению духовника. Нельзя, навязывая ребенку правила, которые принимались прежде всего для монашествующих, всерьез думать, что мы вводим его в евхаристический круг жизни Церкви. Иерей Сергий Гомаюнов (г.Вятка): Этот вопрос очень деликатный и в каждом случае должен решаться по-разному. Прежде всего нужно вспомнить, в чем смысл поста. Еще в раю человеку была дана заповедь невкушения от древа познания добра и зла. Зачем? Чтобы наши прародители могли упражнять свою волю, научаясь направлять души к добру и удерживаться от зла. Применительно к ребенку можно сказать, что пост для него только тогда состоится, когда он поймет, что это подвиг ради Господа. Что он жертвует чем-то не потому, что «так надо», а чтобы душа не была немощна. Ведь слабая душа, которая во всем себе потакает, не способна к любви. Исходя из этого и нужно подходить к посту, который не обязательно должен заключаться в отказе от мясного. Это может быть отказ от каких-то любимых зрелищ, телепередач например, или воздержание от какого-то лакомства. Здесь важна любая, пусть самая маленькая, но добровольная жертва. Очень трудно объяснить ребенку ее смысл, но без этого пост оказывается механическим запретом и вызывает тяжелые вздохи у большинства детей. А когда понимание есть, то формы поста могут зависеть от уклада семьи. Если родители говеют, то и детям это не в тягость. Они вообще ограничения в пище переносят легче нас. А вот, например, если отказаться от игры на компьютере или от другой, не слишком полезной для здоровья, забавы – это да, это трудно. Конечно, если ребенок ослаблен, болен, то можно и молочное давать, и все, что нужно для здоровья. Но и тогда он должен ощущать на себе, что пост начался, что он идет. Это в каждом случае по-разному нужно решать, но решать обязательно. Иначе ребенок потом не сможет научиться жить одной жизнью с Церковью. Перед причастием с семи лет поститься нужно обязательно, один-два дня, у разных священников разные мнения о продолжительности такого воздержания. А к 10-12 годам ребенок уже в состоянии поститься всерьез. По материалам сайтов: Христианская газета Севера России "Вера" Сербская газета "Дух христианина"
(голосов:0)
Похожие статьи:
Православное воспитаниеКогда мы начинаем наших детей воспитывать в Православии, мы опять начинаем искать для себя удобные схемы. Что правильно? Что неправильно? Какую бы нам схему найти, чтобы заработало, чтобы стало все по-нашему, по-православному? Чтобы у нас было не просто воспитание, а - православное воспитание, не просто образование, а православное образование. Где эта схема, дайте нам ее! Конечно, жадно ищущий находит эти схемы, бывает, что и такие, которые способны вообще изуродовать человеческую жизнь. Недавно к нам в гимназию приходили люди из общества «Православные роды». Они утверждают, что православная женщина не может делать кесарево сечение или пользоваться обезболиванием во время родов. Почему? А потому что, оказывается, «в муках должны рожать, а если не мучаешься, то плохо - ребенок родится без совести». В этом обществе распространены идеи священника Анатолия Гармаева. Его книги о семейном православном воспитании полны подобных схем, и поэтому необыкновенно популярны. А вообще-то от этого становится страшно. Вот, например, он говорит, что православная семья начинается с седьмого ребенка, «семь-я». Выходит, что если в семье нет семи детей – то это не православная семья. Перечислять такие вещи можно очень долго – много подобных позиций заявлены как православные. Я, например, считаю, что очень странно и опасно возводить многодетность в обязанность православной семьи. Нигде в Священном Писании, нигде в Священном Предании не сказано о том, что многодетность – это обязанность христиан. Конечно, это хорошо, когда семья многодетная. Но не у всех есть силы и здоровье на многодетность, не всем Бог дает детей. И когда уважаемые священники говорят со всех сторон, что мы должны спасать Россию и демографическую ситуацию исправлять – это не так, демография – это забота государства, Церковь не обязана заниматься увеличением рождаемости населения России. Задача Церкви – приводить людей ко спасению. Все люди разные, и все семьи разные, не может быть пост для всех один и тот же, не может быть молитва для всех одинакова, не может быть и многодетность для всех одинакова. У всех разные возможности, силы и устроение. Мы видим, что семья Иоанна Крестителя была немногодетной, семья Богородицы тоже, и тем не менее мы восхваляем их родителей Я это говорю к тому, чтобы мы, родители, задумались о том, что вкладываем в понятие православного воспитания. Не идем ли мы по легкому пути, не ищем ли схем, когда мечтаем создать некий образ мифологической православной семьи. Мы заставляем ребенка молиться, учим его молитвенному правилу – но он не знает смысла молитвы «Отче наш», что такое «сущий на небесех», что такое «хлеб наш насущный даждь нам днесь»… Или бывает хуже – ребенку с семилетнего или десятилетнего возраста прививается вычитка правила, утренних и вечерних молитв, без всякого осознания и даже сокращения. Когда он станет подростком, он все это – и Церковь, и молитвы – отставит в сторону, потому что ребенок не может жить в непонимании и во лжи. Когда о вере ему говорят, что это ценно и нужно, не объясняя, почему - он чувствует, что это подмена, ложь, раз в этом нет никакого смысла. Так бывает очень часто. Ребенок все время в Церковь ходил, причащался каждую неделю, и вдруг! Ему 15 лет, и он этого больше не хочет. Но как же он захочет, если для него все это было абсолютно бессмысленно, он не понимал, зачем все это. Это касается детской молитвы, поста для детей А ведь ребенок сам может определять – конечно, не без помощи взрослых – как ему молиться и в чем во время поста он может себе отказать. Интересно, что и в нашем обиходном православном языке сложились такие устойчивые выражения: правила мы вычитываем, а службу мы выстаиваем. Всё надо делать со смыслом Включим телевизор. Смотрит ребенок его или нет – там действительно идет массовая бессмыслица, хороших фильмов практически нет, идут сериалы – апофеоз бессмысленности, погружающий людей в пустоту как в некий наркотик. Всем надо почему-то расслабиться, всем надо отчего-то уйти. Включаешь пустоту – и эта пустота заполняет твой ум, заполняет пространство твоей семьи, твоей квартиры. Пустота непрестанно идет из эфира. Ребенок хочет или не хочет, но ощущает это вокруг себя и принимает. Соответственно, он начинает и вести себя. В православной школе мы видим, что дети себя ведут так, как, очевидно, родители их не учили. Может быть, потому что телевизор включен, и дети на уровне подсознания принимают в себя определенные манеры, выражения? «Ну ты задолбал меня», - говорит ребенок во втором классе, обращаясь к учителю. Они не чувствуют, что это что-то неприличное, а воспринимают как норму. Что можно этому противопоставить? Чем ребенка можно от всего этого оградить? Ну конечно, по возможности, не включать телевизор. Если он все же включается, ребенок должен смотреть что-то осмысленное, правильное, серьезное – на его уровне, конечно, но тем не менее. И вообще мы должны к своей жизни как-то отнестись серьезнее – мы не должны ее обессмысливать, обесценивать. Наоборот, ее нужно наполнять содержанием – в том числе жизнь наших детей. Она наполняется, конечно, прежде всего через воспитание ребенка в настоящей классической культуре. Одно время (сейчас, может быть, этот неофитский запал несколько ослаб), в конце 80-х – начале 90-х были такие настроения, что вообще все светское, все нецерковное отвергалось и «сбрасывалось с церковного корабля» куда-нибудь подальше. И – только церковное; детям сказок не читать, потому что там про волшебство и колдунов, про фей – а феи это почти экстрасенсы, и так далее. Мы проходили все это. Я помню, была статья в одном православном журнале, где мама писала о дочери, которая за сочинение на тему «Что бы я сделал, если бы был волшебником?» получила двойку. Мама возмущалась, что школа безбожная, а ее дочь написала: «Я не хочу быть волшебником, все волшебники колдуны, а колдуны все против Бога» и тому подобное. Что обычно дети пишут в таких сочинениях? «Если б я был волшебником, я бы сделал так, чтоб никогда не было войны… чтобы моя мама не болела… чтобы моя бабушка не умерла»… Вот что дети хотят, когда они бывают волшебниками. Они хотят самого лучшего, они хотят быть на самом деле чудотворцами. Они чуда хотят. А мы вот так приходим и – «нельзя!» И нет ничего. Это симптоматика того времени, которая потом выродилась в определенные схемы. «У нас должна быть православная литература». Появилась! И покупают родители эти книги про православных белочек и православных жучочков… Так это же кошмар! Андерсена уже не существует, а существуют эти современные «ужасы», которыми пичкают наших детей – абсолютно бездарные, низкосортные, лживые… Такие же книги читают и взрослые - покупают Юлию Вознесенскую, такую же низкопробную, мифологическую, абсолютно недуховную литературу. Обычное фэнтези нельзя читать, а православное, значит, можно? Суть-то одна и та же. Вместо того, чтобы воспитывать ребенка на настоящей культуре, на настоящей музыке, на настоящей литературе, на хороших фильмах – «нам дайте наше, православное». Не надо «нашего» – такого; это не православное, это псевдоправославное, больное, то, что выросло из схемы. Но захотели – получили. Это ответ на востребованность всего низкосортного. Но это не есть истина, это не культура, это не смыслы, о которых я сегодня говорил. И поэтому если мы хотим, чтобы наши дети не обращались так к учителю – «задолбал» – то давайте перед сном им читать хорошую литературу, не подменять сказки житиями святых. В противном случае они к житиям будут относиться как к сказкам… Конечно, жития - в определенном смысле «икона», которая отражает духовную реальность, хотя не является портретом и пользуется символичными изобразительными средствами; жития несут некие стилистические особенности. Но все-таки это не сказка, а душа ребенка в сказке очень нуждается. Она нуждается в символическом осмыслении добра и зла – через сказку, через притчу, через хороший рассказ, через хорошую, доступную ему, литературу. Мы же все это сами читали – почему же мы не хотим дать нашим детям? Надо подбирать фильмотеки для детей, чтобы показывать им хорошие старинные фильмы. Все надо делать со смыслом, тогда все станет на свои места.

Комментарии к статье Детский пост :


Здоровье моих детей © 2014 Все права защищены. Powered by Здоровье моих детей


Яндекс.Метрика